КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ:

Адрес: 101000, Россия, Москва, Сретенский бульвар, д. 6/1, строение 1, офис 4.
Тел.: (495) 783-04-06,
         (495) 767-04-06,
         (495) 236-90-73.
Е-mail: info@profiok.com

Как нас найти?

ОТДЕЛ КАДРОВ (информация для соискателей) >>>

Новости

Коррупция: борьба есть, системы нет

25.07.2019


Коррупция: борьба есть, системы нетРезультат недавнего опроса ОТР («ОТРажение» от 25.06.2019 – прим. profiok.com) показал, что граждане уверены в коррумпированности власти. На вопрос о том, все ли российские чиновники воруют, 92 процента зрителей ответили положительно.

О том, чем опасно недоверие к власти, что мешает России победить коррупцию и чем в этом смысле интересен советский опыт, рассказывает портал profiok.com.

Честный чиновник – это оксюморон?

Коррупция: борьба есть, системы нетНа «Прямой линии» 20 июня Владимир Путин заявил, что порой не находит печатных слов, узнавая об очередном коррупционном скандале. А происходит это часто: наверное, в нашей стране не осталось ни одного региона, где в последние годы не были бы заведены уголовные дела на чиновников высшего ранга.

Растраты, злоупотребление полномочиями, мошенничество, вымогательство – всё это становится едва ли не обязательными атрибутами чиновничьей деятельности.

Складывается ощущение, что чиновники относятся к судимости как к незначительному риску, и чем больше вслух говорится о борьбе с коррупцией, тем быстрее и увереннее растут её масштабы.

«Это по ощущениям, – объяснил Владимир Путин. – А на самом деле число коррупционных преступлений снижается. Я думаю, в значительной степени благодаря тому, что мы действуем последовательно и бескомпромиссно, и так будем делать дальше».

При этом глава государства убеждён, что подобные дела должны проводиться, во-первых, жёстко, а во-вторых, гласно. Ведь самое главное – добиться понимания, что наказание за коррупцию неизбежно (хотя, похоже, это никого не пугает, наоборот, стимулирует урвать побольше – прим. profiok.com). Кстати, это касается обеих сторон: тот, кто даёт взятку, тоже совершает преступление.

Коррупция: борьба есть, системы нетПредседатель общественной организации «Центр противодействия коррупции в органах государственной власти» Виктор Костромин считает, что пространство для появления коррупционных схем возникает из-за несовершенства законодательства.

К примеру, в сфере государственных закупок есть очень много возможностей «провернуть» сценарии, в которых выявить и доказать факты мошенничества очень тяжело. К примеру, если заказ формируется под конкретного исполнителя, то другие компании, выходящие на закупку, не могут выполнить все требования. Но доказать избыточность таких требований крайне сложно. Не менее сложно доказать наличие конфликта интересов, особенно если в договоре участвуют не близкие родственники, а, скажем, друзья.

С другой стороны, стоит напомнить, что борьба с коррупционными проявлениями в современной России началась примерно десять лет назад, до этого соответствующей правовой базы не было вообще. На госслужбу шли с одной целью – заработать за счёт использования должности в личных целях (интересно, сейчас что-то в мотивации изменилось? – прим. profiok.com). Медведев, будучи президентом, попробовал поднять зарплаты чиновникам. Через несколько лет пришлось признать: это не помогает, если человек добился высокой должности для того, чтобы заработать, зарплаты ему будет недостаточно, какой бы высокой она ни была.

Коррупция: борьба есть, системы нетСейчас ситуация медленно, но меняется. Если суду удастся доказать факт хищения, счета преступника могут быть заблокированы, а имущество подлежит конфискации. Другое дело, что для этого нужны честные и толковые следователи и неподкупный суд.

Как бы то ни было, брать взятки и мошенничать чиновникам становится всё сложнее. Груды наличных денег на квартирах арестованных коррупционеров – признак наличия проблем с «отмыванием» у тех, кто пытается обогатиться за государственный счёт. Не случайно чиновникам запретили иметь банковские счета за рубежом: пусть не думают, что им может развязать руки наличие «запасного аэродрома» на Западе (А они уверены! Заблуждаются? – прим. profiok.com).

И всё-таки хочется понять: бывают ли в принципе честные чиновники? Или сложившаяся десятилетиями система перемалывает любого, кто не собирается следовать установленным правилам? Ещё Салтыков-Щедрин писал о «легионах сорванцов, у которых на языке «государство», а в мыслях – пирог с казённой начинкой». Может быть, те, кто пытается работать честно, не воруют только потому, что боятся быть пойманными?

Может быть и так. В таком случае ответом на любое закручивание гаек и введение новых ограничений станет появление очередных коррупционных схем, более современных и изощрённых. В конце концов, в середине XXI века вовсе не обязательно перетаскивать чемоданы с деньгами или переводить средства со счёта на счёт. Для тех, кто знает, что такое биткоин, ограничений пока не существует. Так может ли чиновник быть честным?

«Проблема не в наличии ограничений, а в нас самих, – уверен Виктор Костромин. – Конфликт между частным и общественным будет существовать всегда, это извечная проблема. И сколько бы государство нас ни обкладывало ограничениями, если мы сами не будем следовать этим нормам и воспитывать поколение, которое начнёт их соблюдать, ничего не получится».

В ответ на просьбу прокомментировать результаты опроса телезрителей, где 92 процента участников уверены, что все чиновники воруют, эксперт развёл руками: «Вы бы лучше спросили, давно ли они сами давали взятки».

Коррупция – это не про деньги, а про умы

Коррупция: борьба есть, системы нет«Меня волнует не столько сам факт получения взятки, сколько отсутствие у людей чувства самосохранения и повышенная алчность», – говорит генерал-майор ФСБ в отставке Александр Михайлов. Эксперт заметил, что все арестованные чиновники, занимавшие высокие должности, возглавляли антикоррупционные комиссии в своих регионах, министерствах и городах, а значит, коррупция проела уже всю государственную машину.

По мнению Михайлова, корень проблемы лежит, в частности, в подборе кадров. Дело в том, что в Советском Союзе человек, прежде чем занять высокую должность, проходил через все ступени служебной лестницы, приобретая жизненный опыт, умение общаться с людьми, а заодно – чувство сопричастности к чему-то большому и важному. Откуда всё это может взяться у молодого чиновника, оказавшегося на высокой должности по протекции или даже по результатам конкурса «Лидеры России»?

Коррупция: борьба есть, системы нетВ СССР человек без опыта в принципе не мог стать руководителем. В милицию брали работать только после службы в армии, начальником цеха мог стать только тот, кто поработал у станка.

«Мы создали разрушительную систему подготовки менеджеров без опыта работы, – говорит Михайлов. – Эти люди хотят быть руководителями, потому что понимают, что управленческая должность даёт возможность получать незаконные доходы. Их интересует кормушка».

Действительно, что движет свеженазначенным мэром, который берёт взятку две недели спустя после ареста своего предшественника? Объяснение может быть только одно: он шёл на эту должность именно ради взятки. И такого рода мотивация на юридическом языке именуется умыслом.

Выходит, коррупция, как и разруха, начинается в головах.

«Всеобъемлющая и всепроникающая коррупция – это не деньги, это умы, – считает адвокат Алексей Бинецкий. – Это мораль, нравственность, это образ жизни целой страны и целого поколения».

Поэтому, как считают эксперты, на коррупцию ни в коем случае нельзя закрывать глаза. Казалось бы, чего проще? Признать, что коррупция существовала в нашей стране всегда, смириться с ней как с неотъемлемой частью нашего менталитета и пусть себе воруют, лишь бы не наглели?

Коррупция: борьба есть, системы нетОднако, как считает Бинецкий, такой подход может привести к разрушению страны. Примеров достаточно – Перу, Венесуэла, Филиппины… В основе событий, происходящих в этих странах, лежит воровство определённых групп лиц.

«Развал государства начинается с расслоения общества, – согласился Александр Михайлов. – Люди наэлектризованы, в любой инициативе властей они видят корысть и начинают ненавидеть власть. А тут уже недалеко до бунтов и массовых волнений по любому поводу».

Народ не дурак. Можно наполнить эфир сообщениями о борьбе с коррупцией, но люди видят, что на самом деле системной борьбы с этим явлением, к сожалению, нет. И каждое новое коррупционное проявление только подливает масла в огонь. Поэтому коррумпированных чиновников нужно судить не за взятки, а за государственную измену, считает Михайлов. Действия коррупционеров направлены не только на личное обогащение, но и на развал страны, на парализацию власти, на разжигание недовольства и возмущения граждан. А это уже не просто воровство, а предательство интересов государства.

Можно ли победить коррупцию?

Коррупция: борьба есть, системы нетПо данным Генпрокуратуры, общая сумма взяток в 2018 году составила 1,8 млрд рублей, а размер средней взятки превысил 600 тысяч рублей. Разумеется, речь здесь идёт только о тех, кого удалось поймать и возбудить уголовные дела.

Цифры внушительные, но хочется переспросить: если у одного генерала не так давно нашли около десяти миллиардов рублей, как можно оценивать в 1,8 млрд рублей общий объём?

«Откуда вообще берутся такие огромные суммы, сопоставимые с бюджетом городов? – интересуется Александр Михайлов. – Пока не будут перекрыты эти «Ниагарские водопады», борьба с коррупцией бесполезна».

По мнению Алексея Бинецкого, стоит признать, что на сегодня в нашей стране отсутствует антикоррупционная система – соответствующие структуры, люди, механизмы, а также стратегия и тактика. Борьба с коррупцией вроде бы ведётся, но весьма избирательно и точечно. Как утверждает Бинецкий, антикоррупционные действия государства, во-первых, демонстрируют всему миру, что Россия борется с коррупцией, а во-вторых, даёт власти механизм для управления политикой и экономикой.

Коррупция: борьба есть, системы нет«Я ещё в 2005 году написал об этом книгу, – говорит Бинецкий. – Бывший президент России Ельцин использовал коррупционные механизмы для управления политической системой. Если становилось известно о коррупционных действиях чиновника, его просто брали «на крючок» и заставляли действовать тем или иным образом. Почему мы должны быть уверены, что сейчас эти методы не используются?»

Один из тревожных симптомов в этом смысле – тот факт, что Россия до сих пор не приняла закон о контроле над расходами чиновников. Сейчас они просто декларируют доходы, не объясняя, отчего вдруг их состояние увеличилось на внушительную сумму. Если бы можно было контролировать расходы, чиновники утратили бы возможность «распихивать» нажитое по знакомым и родственникам. И даже механизм так называемой «отсроченной благодарности», когда взятка получается не сразу, а через несколько лет после чиновничьей «услуги», в таком случае бы перестал работать.

Эксперты считают, что в борьбе с коррупцией следует внимательно присмотреться к советскому опыту (как, собственно, и во многих других сферах – прим. profiok.com). В СССР чиновник не мог купить себе не только «Мерседес», но и обычную «Волгу», потому что его тут же спросили бы, где он взял столько денег.

Кроме того, как это ни банально звучит, большое значение имело воспитание, идеологическая составляющая, работа с гражданами. Прослыть вором и взяточником было просто стыдно.

Следующий момент – работа с кадрами. Генерал Михайлов рассказал, что за 20 лет его работы в органах безопасности в советский период он может вспомнить всего три факта привлечения сотрудника к уголовной ответственности. Люди, которых брали в органы государственной безопасности, проходили через сито многочисленных проверок и в принципе не были склонны к совершению преступлений. Но и с ними велась воспитательная работа. Генерал привёл пример суда над офицером, допустившим государственную измену. Выездная сессия суда проходила в зале в присутствии всего личного состава – шестисот человек. Сегодня даже не представить, чтобы министра судили в здании министерства на глазах всех сотрудников от начальников департаментов до стажёров. А было бы весьма полезно, пожалуй.

Коррупция: борьба есть, системы нетКроме того, не лишним было бы позаимствовать советскую систему ответственности за рекомендации. Прежде чем человек занимал серьёзный пост, в его личном деле появлялось множество виз – от вышестоящих начальников до партийных руководителей. И каждый, кто поставил свою подпись и поддержал назначение, ощущал свою ответственность за это ходатайство.

Словом, пути для действенной борьбы с коррупцией есть, и их немало. При этом вовсе не обязательно брать за основу опыт Китая со смертными казнями (хотя иногда хочется – прим. profiok.com). Наверное, до конца искоренить подобные преступления не получится, но добиться состояния ремиссии нам вполне по силам. Несмотря на данные опроса ОРТ, наверняка не все чиновники – отпетые мошенники и законченные негодяи. Главное – захотеть помочь тем, кто вот-вот оступится. А тех, кто уже оступился, вернуть на путь истинный. 

Ключевое слово – «захотеть». На словах руководство страны, вроде бы, хочет. А на деле? Согласитесь, странно выглядит очередной взяточник-заместитель, руководство которого по традиции оказывается ни при чём.

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.