КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ:

Адрес: 101000, Россия, Москва, Сретенский бульвар, д. 6/1, строение 1, офис 4.
Тел.: (495) 783-04-06,
         (495) 767-04-06,
         (495) 236-90-73.
Е-mail: info@profiok.com

Как нас найти?

ОТДЕЛ КАДРОВ (информация для соискателей) >>>

Новости

Производительность труда: курс на Атлантиду?

18.07.2019


Руководство страны ждёт роста производительности труда. Как измерить этот рост, никто не знает, как его добиться – тоже, но Максим Орешкин уверен, что всё будет хорошо. Подробности – в материале profiok.com.

Прорехи в расчётах – наименьшее зло

Производительность труда: курс на Атлантиду?В начале июля Росстат провёл заседание научно-методологического совета, где во всеуслышание было заявлено: точно и достоверно рассчитать производительность труда невозможно, а значит, нет возможности и оценить её рост.

В подробном репортаже РБК говорится, что эксперты Росстата глубоко проанализировали две методики: собственную, росстатовскую, и новую, которую в январе текущего года опубликовало Минэкономразвития. Обе методики, по мнению выступавших, несовершенны и имеют явные недостатки. Правительство пока не утвердило ни одну из них.

Напомним, что согласно майскому указу Владимира Путина, к 2024 году рост производительности труда в базовых несырьевых отраслях (обрабатывающая промышленность, строительство, транспорт и сельское хозяйство) должен составлять минимум 5 процентов в год. В будущем к перечню отраслей должны добавиться социальная сфера, прежде всего образование и здравоохранение, наука, ЖКХ и государственное управление.

Чтобы отслеживать выполнение этого указа, логично было бы замерять производительность труда в перечисленных отраслях и, сопоставляя данные за разные периоды, фиксировать динамику, то есть наличие или отсутствие роста.

Проведя первые расчёты по собственной методике, даже видавший виды Росстат признал, что данные выглядят не слишком реалистично. Расчёт индекса производительности труда в базовых несырьевых отраслях за прошедший год показал, что в целом по России производительность труда выросла на 4,3 процента, а, например, в Уральском федеральном округе – на целых 9 процентов. Такой рост, по словам заместителя руководителя Росстата Ирины Масаковой, невозможен, а значит, с методикой что-то не так.

Одной из причин возникновения проблем с расчётами Росстат называет недостаток информации. Две трети (70 процентов) предприятий постоянно уточняют свои первоначальные показатели и беспрестанно вносят правки в отчётность. Наверное, можно было бы заставить компании сдавать в статистический орган некоторые дополнительные отчёты, но это, по мнению экспертов Росстата, станет нагрузкой для бизнеса. Пока же предприятия сдают статистические отчёты задолго до того, как «подбили» бухгалтерию, что неминуемо ведёт к путанице и искажению результатов.

Производительность труда: курс на Атлантиду?Кроме того, в Росстате считают, что точно измерить производительность труда невозможно из-за особенностей хозяйственной деятельности отечественных компаний.

Дело в том, что новые методики опираются на данные Федеральной налоговой службы (ФНС). При этом компании учитываются в реестре ФНС по заявленному виду деятельности, а он далеко не всегда соответствует их реальному профилю.

Масакова также посетовала, что в реестр субъектов малого и среднего предпринимательства, который ведёт ФНС, нередко попадают крупные и средние предприятия, проходящие стадию реорганизации. Такие компании выпадают из расчётов, что, конечно же, искажает реальную картину.

Как пишет «Коммерсантъ», в налоговой весьма удивлены подобными обвинениями. Реестр субъектов малого и среднего предпринимательства ведётся в полном соответствии с законом, так что говорить о его низком качестве довольно странно. Кроме того, в ФНС «выразили недоумение» по поводу того, что представителей ведомства не позвали на заседание Росстата, где обсуждалась методология, опирающаяся на данные налоговой службы.

Есть и другие проблемы со статистикой. Например, непонятно, как учитывать вахтовиков или тех, кто работает по принципу аутсорсинга. К примеру, вахтовики могут официально числиться в одном регионе, а работать в другом. В итоге предприятие, где они на самом деле работают, показывает колоссальную производительность: результат есть, а затрат труда нет.

Производительность труда: курс на Атлантиду?Словом, как оценить производительность труда в отраслях и регионах, пока непонятно. Зато понятно, что корректировка методики расчёта может изменить результат буквально до неузнаваемости. Например, после пересмотра Росстатом данных о производительности труда за 2015-2017 годы выяснилось, что падение производительности в этот период оказалось не таким уж и страшным: 1,1 вместо 1,9 процента.

К сожалению, даже несмотря на недостоверные результаты расчётов, методики, по-видимому, будут использоваться: считать-то надо, ведь производительность – один из ключевых показателей национальных проектов.

«Эта методика является наименьшим злом в сложившихся обстоятельствах и с учётом оперативности, с которой нужно подготовить данные для расчёта KPI губернаторов», – цитирует РБК замглавы Росстата Сергея Егоренко.

Ну, раз методология нужна для расчёта KPI, можно не волноваться: к часу X, когда придёт пора подводить итоги, наверняка найдётся формула, согласно которой заданные значения будут достигнуты.

Нужно ли повышать производительность труда?

Роланд Шарифов «Если не привязываться к цифрам, которые подгоняются «для галочки», а рассматривать повышение производительности труда как наращивание эффективности работы отечественной экономики, то делать это, конечно, нужно, – пояснил порталу profiok.com директор Центра экономического развития и сертификации (ЦЭРС ИНЭС) Роланд Шарифов. – Будет расти производительность труда – значит, будет развиваться промышленность, появится больше конкурентоспособной продукции, вырастет ВВП, а вслед за ним и уровень жизни в стране. А если мы так и не повысим эффективность нашей работы, уровень жизни продолжит падать и страну, к сожалению, ждут потрясения».

Эту же мысль высказал председатель Экспертного совета по нацпроекту «Производительность труда и поддержка занятости» Дмитрий Пищальников («ОТРажение» от 03.07.2019 – прим. profiok.com). «Когда образовывалась молодая советская республика, Владимир Ильич Ленин не случайно сказал, что для нового общественного строя, для выживания нового государства нужна производительность труда выше, чем в капиталистическом обществе, – напомнил эксперт. – То же самое осталось и сейчас. Если мы не поднимем производительность труда, у нас будет и политический кризис, и социальный».

Как повысить производительность труда?

На повышение производительности труда российское руководство намерено выделить регионам около 2 млрд рублей.

Производительность труда: курс на Атлантиду?Для этого правительство выбрало регионы, которые будут предоставлять участникам национального проекта налоговые льготы, причём довольно существенные. К примеру, налоговый вычет может составить до 90 процентов расходов на инвестиции в основные средства. Кроме того, для участников проекта вводится пониженная ставка – 10 процентов – налога на прибыль, которая будет действовать до конца 2027 года. Наконец, для вводимых объектов имущества таких компаний налог на имущество предлагается обнулить.

Казалось бы, шикарные условия. Но предприятия за этими льготами что-то в очередь не выстраиваются (хотя, конечно, нужное количество как-нибудь наскребут, нужно же губернаторам выполнять KPI – прим. profiok.com). Пример – Челябинская область. Недавно появились сообщения, что участниками проекта стали шесть предприятий, а всего в этом году «счастливчиков» будет девятнадцать: не так уж много для промышленного региона, правда?

Можно посмотреть на проблему и с другой стороны. Как утверждает Дмитрий Пищальников, около 90 процентов российских компаний неэффективны. Это ужасно, но одновременно такая ситуация несёт в себе колоссальный потенциал для роста.

«Если учесть, что на протяжении нескольких десятилетий об эффективности производства в нашей стране мало кто думал, то даже минимальные действия в этом направлении приведут к ощутимым результатам, – уверен Роланд Шарифов. – Приведу в пример «КАМАЗ», где сейчас активно внедряются принципы бережливого производства. Пресс-служба компании регулярно делится успехами на этой ниве, и результаты действительно поразительные. Разложили инструменты по местам, расположили производственные участки в нужном порядке, выкрасили стол для бракованных деталей в один цвет, а для годных – в другой… Простые действия, не требующие особых затрат, приносят эффект. Правда, всё это в нашей стране уже было. В СССР такой подход назывался научной организацией труда, по сути это было сокращение бессмысленных потерь рабочего времени. Жаль, что эту культуру безвозвратно утратили и теперь возрождаем под присмотром заморских консультантов. Словом, обычное повышение культуры труда и трудовой дисциплины по всей стране может существенно улучшить ситуацию. Другое дело, что всё это, конечно, не компенсирует изношенной производственной базы, требующей вложений в модернизацию».

Стоит заметить, что повышение производительности труда может не только обеспечить рост экономики, но и высвободить людям время для дома или хобби, сделать их работу комфортнее и интереснее. Отчего же не все работают над повышением своей эффективности?

Почему не все стремятся повышать производительность?

Наша страна несколько десятилетий жила ожиданием, что всё вокруг отрегулирует рынок. Однако, как оказалось, рынок способен отрегулировать далеко не всё. По крайней мере, значительная доля собственников заинтересована, скорее, в сиюминутной прибыли, чем в игре «вдолгую» и реализации проектов, которые принесут отдачу в далёком будущем.

Отчасти это объясняется недоверием к государству: никто не верит, что правила игры в один прекрасный день радикально не изменятся. А значит, проще взять кредит на решение текущих задач, чем инвестировать в туманное завтра.

Производительность труда: курс на Атлантиду?Дмитрий Пищальников убеждён: помимо изношенной производственной базы, рост производительности труда тормозит сложившаяся в России низкая организационная культура. Конечно, в условиях, когда предприятия выживают, у руководителя компании нет ни сил, ни желания, ни возможности заниматься инновациями. Но часто инновациям мешает и сложившаяся культура производства: работники не видят смысла ничего менять.

«Когда заходит речь о производительности труда, невольно вспоминаются советские пятилетки или, скажем, трудовой подвиг советского народа во время Великой Отечественной войны, – размышляет Роланд Шарифов. – Может быть, корень проблемы глубже, чем предполагают эксперты? Вы что-нибудь слышали о стахановцах вне социалистических стран? Я – нет. Люди попросту не готовы выкладываться, работая «на дядю». В СССР работала мощная пропагандистская машина, и повышение производительности труда возводилось едва ли не в ранг национальной идеи. Можно сколько угодно язвить по поводу обещанного коммунизма, но на БАМ и на целину очень и очень многие ехали строить новую жизнь для себя и своих потомков, для своей страны. Пока в процесс повышения производительности труда, в тот самый прорыв, о котором говорит президент, не будут вовлечены все граждане, ничего не получится.

Есть и ещё один момент. В сегодняшней России, чего греха таить, большинство людей занимаются не тем, чем хотели бы. А когда человек работает не по специальности, а просто пристроился куда-то за небольшие, как он считает, деньги, у него нет никакого стимула работать эффективнее. Так что нужно заниматься кадрами, причём всеми – от руководителей предприятий до рядовых сотрудников, от отраслевых менеджеров до региональных и федеральных чиновников. Эффективность не может появиться в каких-то отдельных сферах, это системная проблема, и решать её нужно комплексно. В первую очередь – восстанавливать доверие к государству».

Когда люди не верят в будущее, их сложно заставить задуматься о собственной эффективности. Государственным предприятиям повышать производительность труда просто невыгодно: лишние усилия приведут лишь к необходимости в будущем брать на себя повышенные обязательства. Собственникам, которые не собираются прожить всю жизнь в России, и подавно ни к чему напрягаться: приносит предприятие прибыль – и хорошо, задача – выжать из него все соки. Кто-то, может быть, и хочет поднять производительность, но не хватает ему на это ни средств, ни компетенций. Кому-то уже бесполезно шевелиться, поздно, пора закрывать бизнес.

Так что проблем много. И только министр экономического развития Максим Орешкин уверен, что всё получится само собой. На форуме «Производительность 360» глава Минэкономразвития заявил, что к повышению производительности труда приведут – внимание! – национальные проекты, которые сейчас реализуются в нашей стране.

«Повышение качества здравоохранения ведёт к тому, что люди меньше болеют, становятся более активными, – это очевидно повышение производительности труда. Инвестиции в образование, повышение квалификации – это новые знания для повышения производительности труда», – цитирует Орешкина РИА Новости.

Производительность труда: курс на Атлантиду?«Производительность труда зависит в первую очередь от государства, – констатирует профессор Никита Кричевский («ОТРажение» от 05.07.2019 – прим. profiok.com). – Нужно стимулировать предприятия, развивать программы, благодаря которым они будут заниматься инновациями, модернизировать оборудование, переобучать сотрудников. Но при этом правительстве ни о какой производительности можно даже не мечтать». 

Никто, в общем, и не мечтает. Вся страна то ли дрейфует, то ли движется по выбранному правительством курсу. Не к Атлантиде ли?

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.