КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ:

Адрес: 101000, Россия, Москва, Сретенский бульвар, д. 6/1, строение 1, офис 4.
Тел.: (495) 783-04-06,
         (495) 767-04-06,
         (495) 236-90-73.
Е-mail: info@profiok.com

Как нас найти?

ОТДЕЛ КАДРОВ (информация для соискателей) >>>

Новости

Потерянный год или приемлемый старт? Эксперты обсудили реализацию нацпроектов

31.05.2019


На реализацию национальных проектов выделяются колоссальные средства, изыскать которые удалось с помощью непопулярных мер. Получится ли у руководства страны воспользоваться последним шансом и вытащить отечественную экономику на лидерские позиции? Кто и как будет отвечать, если средства будут освоены, а должного эффекта достигнуть не получится? Как связаны ожидания рядовых граждан с достижением национальных целей развития?

Об этом шла речь 20 мая на круглом столе в «Парламентской газете». Дискуссия под названием «Национальные проекты: без права на ошибку?» показала, что мнения экспертов относительно стратегии дальнейшего развития нашей страны расходятся, порой – довольно серьёзно. Подробности – в материале profiok.com.

Получится ли реализовать национальные проекты?

Потерянный год или приемлемый старт? Эксперты обсудили реализацию нацпроектовПервый зампред думского комитета по экономической политике Владимир Гутенёв напомнил, что на реализацию национальных проектов в течение шести лет выделяется около 26 триллионов рублей. Более 80 процентов этих средств – это деньги из федерального бюджета.

«Для аккумулирования этих ресурсов пришлось пойти на непопулярные меры, например, на увеличение НДС с 18 до 20 процентов», – напомнил парламентарий. По его словам, более справедливого решения найти, к сожалению, не удалось.

И раз уж средства удалось найти таким непростым путём, важнейшая задача – потратить их максимально эффективно, чтобы буквально каждый рубль работал на достижение поставленных целей.

На заседании Совета по стратегическому развитию и национальным проектам 8 мая 2019 года Владимир Путин выразил явное недовольство ходом реализации национальных проектов. Президент резко выступил против попыток переложить ответственность с одного ведомства на другое, напомнил о необходимости комплексной реализации проектов, а также отметил недопустимость немотивированного сдвига сроков исполнения утверждённых планов.

«Мы продолжаем работу по мониторингу совместно со Счётной палатой», – заверил Владимир Гутенёв. Он пояснил, что сейчас ситуация кардинально изменилась в сравнении с I кварталом текущего года. До регионов доведено уже 94 процента от объёма ассигнований, и они могут получить эти ресурсы и осваивать их. По словам Гутенёва, это хороший показатель. По крайней мере, он «выше, чем по федеральному бюджету».

Потерянный год или приемлемый старт? Эксперты обсудили реализацию нацпроектовНесколько иное мнение высказал первый зампред комитета Совета Федерации по экономической политике Сергей Калашников. Он считает, что за год, который прошёл с момента подписания в мае 2018 года основополагающего президентского указа, не было сделано ровным счётом ничего.

«Год потерян, – констатировал сенатор. – Все выделенные средства будут расходоваться уже не шесть лет, а пять. Сейчас мы фактически начинаем с нуля».

По мнению Калашникова, начинать нужно было с изучения опыта майских указов 2012 года. «Ни один из них не был выполнен, хотя формально по многим отчитались, – отметил сенатор. – А поскольку не была проведена работа над ошибками, мы эти ошибки рискуем повторить. Мало того, мы уже начали их повторять».

Однако Владимир Гутенёв убеждён, что недостижение показателей майских указов 2012 года имеет вполне рациональное и не слишком драматичное объяснение. По словам парламентария, президент абсолютно осознанно ставит заведомо завышенные цели: «Если поставить задачу роста в полтора-два процента, то мы по нашей старой привычке выполним один процент. А если ориентироваться на «недостижимые» 6-7 процентов, то можем выйти на рост в 3-4 процента и двинуться вперёд».

Впрочем, оба эксперта видят в текущей ситуации поводы для оптимизма: «Очевидные промахи правительства и чиновников на местах наглядно демонстрируют, что потенциал у нас есть, но он не используется», – уверен Калашников. Кроме того, «строить на пустом месте легче, чем ломать старое».

«Мы видим значительные успехи в целом ряде отраслей: в судостроении, в газотурбинном двигателестроении, в процессах импортозамещения электронной компонентной базы», – констатировал Владимир Гутенёв.

Выходит, всего-то и нужно – методично выполнять принятые решения. А начинать следует, как это всегда делалось, проранжировав цели и выбрав методы их достижения, определив сроки и назначив ответственных.

Помогут ли детальные стратегические планы?

Потерянный год или приемлемый старт? Эксперты обсудили реализацию нацпроектовСергей Калашников напомнил, что с января 2019 года вступил в силу закон о стратегическом планировании, согласно которому одним из ключевых документов должна стать стратегия социально-экономического развития страны. Этой стратегии на сегодня не существует. Вместо неё разработана стратегия пространственного развития России. «Стратегия замечательная, только не может пространственное развитие осуществляться без учёта ресурсов и возможностей экономики в целом, – считает сенатор. – Пространственное развитие – это распределение производительных сил страны, но чтобы их распределять, они должны быть посчитаны, оцифрованы, а такая работа не была проведена».

Сенатор считает неправильной ситуацию, в которой конкретика по сути отдана на откуп регионам. Во всех субъектах РФ к началу текущего года были разработаны собственные стратегии социально-экономического развития. Но разработку этих документов, по словам Калашникова, поручили шабашникам. В итоге формально стратегии разработаны, но к реальному развитию регионов эти документы не имеют никакого отношения.

Владимир Гутенёв придерживается иного мнения. По словам парламентария, всё меняется очень быстро, поэтому нужно принимать во внимание динамику современных политических и экономических процессов. Ситуация может перевернуться с ног на голову в один момент, как это только что произошло, скажем, с компанией Huawei, которой США запретили сотрудничество с Google. Или, к примеру, недавно США пообещали через программы поддержки субсидировать страны, которые откажутся от закупок российского оружия. Чем поможет в такой ситуации подробная маркетинговая стратегия?

В таких условиях не стоит тратить годы на разработку детальных планов, считает Гутенёв: «Потратив время на стратегии, которые к моменту их принятия будут нереализуемы, мы пойдём по скользкому пути бесконечных корректировок». Другое дело, что ресурсы, которые у нас сейчас есть, нужно тратить максимально эффективно. И здесь, как уже говорилось, важна роль всестороннего мониторинга и своевременного реагирования.

Нужна ли смена экономического курса?

В ходе дискуссии Сергей Калашников высказал достаточно резкое мнение о необходимости смены парадигмы экономического развития. «Команда, которая уже 25 лет реализует неэффективную систему управления, должна уйти, а на её место должны прийти те, кто сможет и захочет реализовать новую политику, – заявил сенатор. – Прежде всего нужно отказаться от существующей финансово-кредитно-валютной политики, сломав хребет Центробанку».

Ломать хребет кому бы то ни было Владимир Гутенёв категорически отказался, хотя и признал необходимость расставаться с людьми, не выполняющими задач, за которые несут ответственность.

«Страна 25 лет страдает от пагубных идей, которые проповедуют Центробанк, Минфин и Кудрин. Для чего всё это терпеть? – пожал плечами Калашников. – Если путь неверный, а каждый из нас, заглядывая к себе в кошелёк, видит, что он неверный, то давайте его развернём!»

Разумеется, если решение о «развороте» или хотя бы о расставании с теми, кто не справился, когда-нибудь будет принято, произойдёт это точно не в пресс-центре «Парламентской газеты». Но уже тот факт, что об этом всерьёз рассуждают вполне лояльные к власти и позитивно настроенные эксперты, подтверждает, что вопрос заслуживает детального рассмотрения.

И снова о кадрах

Потерянный год или приемлемый старт? Эксперты обсудили реализацию нацпроектовИз выступлений экспертов следовало, что вопрос реализации национальных проектов зависит от многих факторов, кроме, пожалуй, финансового. Средства для решения задач уже найдены, но готова ли управленческая система к освоению такого объёма средств?

«Если где-то на местах не готовы принять эти ресурсы и эффективно их использовать, лучше не финансировать, – считает Владимир Гутенёв. – Чем воду проливать в песок, надо сделать полноценный сосуд, проверить его под давлением, что он будет держать эту ресурсную базу, а затем уже грамотно и эффективно использовать деньги, потому что повторно собрать такие ресурсы будет очень сложно».

Сергей Калашников призвал вырабатывать иммунитет против «бухгалтерской бациллы». Сенатор отметил, что зачастую разговоры о нацпроектах сводятся к тому, сколько денег на них выделено и сколько будет потрачено.

«Нет никаких сомнений: потрачено будет всё, что выделено, – заверил Калашников. – Вопрос только в том, что будет дальше».

По словам эксперта, реализация нацпроектов должна привести к результату, который почувствует на себе каждый гражданин. К примеру, если России удастся обогнать Германию по паритету покупательной способности и войти в пятёрку ведущих экономик мира, то это будет означать, что средний россиянин сможет покупать больше товаров, чем средний житель Германии. Иными словами, президент поставил вполне осязаемую цель. Но готовы ли регионы, получив выделенные средства, идти именно к этой цели? Смогут ли они распорядиться средствами эффективно?

Как ни крути, всё опять сводится к кадровому потенциалу, причём не только в управленческой сфере, но и во всех остальных.

По поводу способов подготовки кадров для новой экономики эксперты также разошлись во мнениях.

Сергей Калашников убеждён, что «подготовка кадров должна идти впереди технической модернизации», потому что эту самую модернизацию могут обеспечить только квалифицированные кадры. Он привёл в пример программу Сианьского университета в Китае, где для студентов ИТ-направления есть более сотни специализаций. Многих специальностей ещё нет в реальной экономике, но специалистов на будущее готовят уже сейчас.

«Известно, что 70 процентов профессий к 2030 году будут заменены, – сообщил Калашников. – Какие? Нет ответа. Но мы не готовимся к 2030 году, а Китай готовится».

Потерянный год или приемлемый старт? Эксперты обсудили реализацию нацпроектовВладимир Гутенёв, напротив, считает, что сильной стороной национальных проектов является сбалансированность. Подготовка специалистов, модернизация производственных мощностей, развитие фундаментальной науки, создание инфраструктуры – всё это будет происходить одновременно, а значит, у профессионалов не будет проблем с трудоустройством, у учёных – с использованием фундаментальных открытий в прикладных разработках и так далее.

«Мне кажется, мы возвращаемся к разумному балансу», – заметил Гутенёв, пояснив, что Минобрнауки сейчас чётко структурирует контрольные цифры приёма, определяющие перспективы подготовки специалистов.

Не согласен Гутенёв и с достоинствами узкой специализации при формировании человеческого капитала. Он в очередной раз посетовал, что России навязали болонскую систему, в результате чего резко упал уровень знаний у выпускников вузов. «Ранняя и узкая специализация – не тот путь, который сделал нашу науку мировым лидером, – подчеркнул Гутенёв. – Наши специалисты были востребованы потому, что становились интеграторами, обладающими междисциплинарными знаниями».


Несмотря на расхождения во мнении по различным позициям, эксперты сошлись в главном. Отвечая на вопрос, вынесенный в название круглого стола, они согласились, что поскольку Россия вступает на новый и неизведанный путь, ошибки на нём возможны и даже, наверное, неизбежны. Но важно вовремя обращать на них внимание и оперативно исправлять. Именно для этого нужны подобные дискуссии: наличие полярных мнений позволяет перебрать все возможные варианты и выбрать тот, при котором риск совершить ошибку если не исключён, то минимален.

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.