КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ:

Адрес: 101000, Россия, Москва, Сретенский бульвар, д. 6/1, строение 1, офис 4.
Тел.: (495) 783-04-06,
         (495) 767-04-06,
         (495) 236-90-73.
Е-mail: info@profiok.com

Как нас найти?

ОТДЕЛ КАДРОВ (информация для соискателей) >>>

Новости

Прикладная наука: от «информационного стриптиза» к передовому инжинирингу

05.04.2019


Прикладная наука: от информационного стриптиза к передовому инжинирингуКакие условия нужно обеспечить для совершения научно-технологического прорыва и решения задач национальной безопасности? Как ускорить темпы развития промышленных технологий? Что тормозит развитие прикладной науки и внедрение инноваций? Эти вопросы обсуждались 3 апреля в Госдуме на парламентских слушаниях, организованных думской комиссией по развитию ОПК и Экспертным советом по научно-технологическому развитию и прикладной науке. Подробности – в материале profiok.com.

Догонять – не наш метод

В недавнем прошлом российская промышленная политика ориентировалась на максимальную интеграцию отечественных производителей в международные кооперационные цепочки. По сути, ставилась задача специализации на тех или иных сегментах, чтобы можно было занять на этих рынках уверенные позиции.

Но ситуация изменилась. Россия столкнулась с ужесточением политики сдерживания и немотивированными санкциями. Ответом на этот вызов стало проведение политики импортозамещения во всех ключевых отраслях экономики. И в этом контексте существенно усилилась роль науки в повышении конкурентоспособности российской экономики.

Открывая слушания, председатель комиссии Госдумы по правовому обеспечению ОПК, президент Лиги содействия оборонным предприятиям Владимир Гутенёв напомнил, что президент поставил перед страной задачу по формированию мощной технологической базы и выпуска конкурентоспособной продукции. «Решение этой задачи формирует перед нами только один коридор – коридор опережающего научно-технического развития», – считает Гутенёв.

Прикладная наука: от информационного стриптиза к передовому инжинирингуПо мнению академика РАН Бориса Алёшина, добиться существенного роста ВВП при имеющихся человеческих ресурсах, современных нормах потребления и реальной производительности труда можно лишь одним способом: быть умнее и изобретательнее своих конкурентов.

Позицию учёного полностью разделяет генеральный конструктор Раменского приборостроительного конструкторского бюро Гиви Джанджгава: «Бег вдогонку – не российский путь, нам надо совершить обгон. А сделать это можно только на базе междисциплинарных исследований».

Прикладная наука: от информационного стриптиза к передовому инжинирингуА раз уж учёным следует работать с прицелом на обгон, потеря времени – недопустимая роскошь. Особенно если учесть, что технологии развиваются стремительными темпами. Относится это в равной степени и к учёным, и к законодателям, формирующим правовое поле. «Мы уже шесть лет обсуждаем набор базовых критических технологий для программы развития ОПК, – напомнил Гиви Джанжгава. – Сейчас туда вложены мысли как минимум пятилетней давности».

Стоит отметить, что на развитие науки в России выделяются существенные средства. По словам Владимира Гутенёва, только в текущем году финансирование государственной программы научно-технологического развития России превысит 680 млрд рублей. Как сделать так, чтобы эти средства расходовались эффективно и способствовали развитию и внедрению инноваций? Поиску ответов на этот вопрос и была посвящена вся дальнейшая дискуссия.

Сначала технологии, потом продукт

Генеральный директор НИЦ «Институт им. Н.Е. Жуковского» Андрей Дутов обратил внимание собравшихся на тот факт, что в современном мире планирование создания новых образцов продукции идёт от развития технологий, а не наоборот. Иными словами, сначала создаются прорывные технологии, а потом принимается решение, что именно можно создать на их основе. И только после этого начинаются опытно-конструкторские работы. Дело в том, что эксперименты с образцами продукции – это и дольше, и дороже едва ли не в десять раз.

Прикладная наука: от информационного стриптиза к передовому инжинирингуПо словам Дутова, начальные стадии системы жизненного цикла выглядят так: создаются фундаментальные знания, затем они перетекают в прикладную науку в виде обликовых исследований и подготовки технологий, после этого принимается решение о проведении опытно-конструкторских работ и создании готового изделия.

«Формирование научно-технического задела – это создание технологий, которые позволят перейти к ОКР», – подчеркнул Андрей Дутов, заметив, что в законодательной базе определение научно-технического задела вообще никак не закреплено. Казалось бы, мелочь? Но это означает, что в системе финансирования попросту нет такой статьи.

Андрей Дутов, которого поддерживают многие руководители предприятий и научных организаций, убеждён, что для развития поисковых исследований и создания инноваций необходимо разделить средства, выделяемые на НИОКР, на две статьи расходов: поисковые исследования и ОКР. Конечно, такой подход увеличит административные расходы и лишит руководство предприятий некоторой гибкости в расходовании средств. С другой стороны, это поможет исключить распространённые ситуации, когда сиюминутные финансовые «дырки» затыкаются за счёт перспективных исследований.

Ещё один аргумент в пользу разделения этих статей расходов – принципиально разные подходы к управлению. «НИОКР – это венчурное финансирование, инвестиции в стартапы, а ОКР – проектное управление, – объяснил Андрей Дутов. – Этим должны заниматься люди с разной специализацией».

Кстати, связанная с этой темой законодательная инициатива уже поддержана вице-премьером Юрием Борисовым. Речь идёт о поправке к закону 275-ФЗ о гособоронзаказе, согласно которой решение о начале опытно-конструкторских работ будет приниматься только тогда, когда заказчик будет уверен, что все тактико-технические характеристики утверждены, а технологии существуют и готовы к реализации. Это должно существенным образом сократить расходы и снизить риски срывов по срокам поставки изделий, считает Дутов.

Как измерить эффективность?

Прикладная наука: от информационного стриптиза к передовому инжинирингуЧтобы оценивать эффективность работы научных учреждений, нужно сформировать критерии этой оценки. На сегодня одним из основных показателей, по которому принято оценивать эффективность работы учёных, остаётся количество публикаций, то есть издательская активность.

Многие из выступавших экспертов рекомендовали Минобрнауки пересмотреть эти критерии. Во-первых, количество публикаций и ссылок на них не всегда адекватно отражает практическую значимость результатов исследований. Во-вторых, как заметил Владимир Гутенёв, избыточный «информационный стриптиз» в области фундаментальных знаний чреват потерей приоритетов в выходе на конкурентные рынки.

Прикладная наука: от информационного стриптиза к передовому инжинирингуПо словам академика РАН Игоря Каляева, возглавляющего научный совет РАН по приоритетам научно-технологического развития РФ, от использования наукометрических показателей в оценке деятельности учёных начинают отказываться в ведущих европейских странах. По мнению академика, учёных нужно стимулировать к доведению полученных им результатов до практической реализации, а не заставлять их строчить статьи в научные журналы. Учёный убеждён, что в законе о науке важно зафиксировать свой набор показателей эффективности для каждой отрасли знаний.

Критерием эффективной работы нельзя считать и количество патентов. «Мы часто сталкиваемся с тем, что патент не востребован, что он оформляется для отчёта, – посетовал Владимир Гутенёв. – Важно, чтобы при оценке имели больший вес те патенты, которые превратились в реальный продукт». Правда, предсказать, когда и какой патент «выстрелит», тоже непросто.

Впрочем, у представителей реального сектора к науке есть весьма конкретные требования. К примеру, президент ОСК Алексей Рахманов убеждён, что наука должна работать в интересах корпораций и выдавать результат, который можно «положить на алтарь производства». В противном случае, как гласит известная поговорка, наука превращается для учёных в способ удовлетворения своего любопытства за государственный счёт.

Прикладная наука: от информационного стриптиза к передовому инжинирингу«Есть единственный критерий, – считает Алексей Рахманов. – Если промышленность постоянно заказывает у научного учреждения какие-то работы, значит, эти работы нужны. А когда миллиарды рублей платятся за высокий индекс Хирша, значит, государственные средства тратятся просто на поддержание штанов, и с этим пора заканчивать».

По словам Рахманова, пока наука, к сожалению, слабо интегрирована с промышленностью и не стремится решать задачи, актуальные для производственников. «Нет ни одного научного учреждения, которое научило бы наши КБ проектировать под заданную себестоимость или хотя бы задумываться о конкурентоспособности того, что они придумывают», – заявил Алексей Рахманов, добавив, что научным учреждениям надо не плодить бумаги, не имеющие прикладной ценности, а интегрироваться с производственниками и заниматься передовым инжинирингом.

В поисках интегратора

Отечественная наука держится на «трёх китах», напомнил Владимир Гутенёв. Это академическая наука, прикладные институты и конструкторские бюро, а также вузовская наука. Если до недавнего времени ядром высокотехнологичной науки был оборонно-промышленный комплекс, то сейчас ситуация изменилась, трансфер технологий идёт в обе стороны, то есть не только из оборонки в гражданскую сферу, но и наоборот.

Прикладная наука: от информационного стриптиза к передовому инжинирингуК сожалению, в ряде отраслей сейчас возник серьёзный разрыв между прикладной наукой и производством. По данным Росстата за 2017 год, есть устойчивый тренд, связанный со снижением числа патентов и создания новых производственных технологий. Безусловно, это сказывается на темпах развития промышленности и её качественном уровне.

В стране работают сотни научных организаций, на научные исследования тратятся сотни миллиардов рублей, а доля инновационной продукции в общем объёме выпуска не превышает десяти процентов. Эксперты также говорят о низком уровне передачи знаний и технологий между оборонными и гражданскими секторами экономики, да и в каждом из этих секторов наука сегментирована, а исследователи не всегда готовы к конструктивному взаимодействию между собой.

Целый ряд экспертов считают, что в стране необходим специальный орган, который координировал бы научные исследования и разработки в сфере высоких технологий и национальной безопасности.

«Сегментирование увеличивает наше отставание от зарубежных конкурентов, – считает Владимир Гутенёв. – Нужно искать комплексное решение в рамках единой технологической политики. Обязательно нужен интегратор, который поможет встроить отдельные сегменты в общее решение».

Предложение о создании нового координирующего органа Владимир Гутенёв назвал «несколько избыточным». По его словам, с этой задачей вполне может справиться Минобрнауки. Это ведомство, несмотря на некоторую инерционность, всерьёз принялось за переформатирование научного ландшафта.

Прикладная наука: от информационного стриптиза к передовому инжинирингуКак сообщил директор департамента государственной научной и научно-технической политики Минобрнауки Михаил Романовский, ведомство как раз сейчас пытается связать исследователей из разных областей науки. Для этого планируется улучшить работу баз данных ФСМНО (федеральная система мониторинга и оценки научных организаций) и НИОКР, а также «попробовать связать их с базами Минпромторга и Минобороны».

Стоит отметить, что на протяжении слушаний разговор вёлся, в основном, вокруг науки, развитие которой финансируется из бюджетных средств. Однако при создании пятнадцати новых научно-образовательных центров Минобрнауки закладывает в их финансирование, скажем прямо, весьма ограниченные ресурсы – по словам Михаила Романовского, меньшее, чем в финансирование обычных инжиниринговых центров. По всей видимости, правительство уверено, что через некоторое время реальный сектор начнёт вкладывать средства в развитие прикладной науки. С помощью каких механизмов предполагается стимулировать к этому государственный и частный бизнес, неизвестно. «Мы тоже будем надеяться, что эти процессы запустятся», – дипломатично прокомментировал ситуацию Владимир Гутенёв.

Юрий Смыслов «Пока вузы, представители академической науки и отраслевые институты ищут интегратора, который связал бы их в единую и гармоничную систему, нужно хотя бы попытаться выслушать все заинтересованные стороны, – пояснил порталу profiok.com заместитель директора Центра экономического развития и сертификации (ЦЭРС ИНЭС) Юрий Смыслов. – Вполне возможно, что многие вопросы можно «утрясти» уже сейчас, добиваясь изменений в правовой базе. Парламентарии, учёные, чиновники, представители общественных организаций и крупных промышленных корпораций по-своему видят пути решения стоящих перед страной задач. В этом смысле стоит поблагодарить думский комитет по ОПК за то, что он предоставляет площадку, на которой можно объединить все мнения и постараться найти решения, которые в конечном итоге устроят всех и пойдут на пользу России». 

«Правда, оборонщикам сейчас, похоже, не до инвестиций в развитие, – продолжает Юрий Смыслов. – Много общаемся с руководителями предприятий ОПК, и они поголовно жалуются на задержку оплат по выполненным заказам, неутверждённые бюджеты и прочие бюрократические проволочки, хотя на дворе уже апрель. Когда компании вынуждены брать кредиты на основную деятельность и выплату зарплат, им, к сожалению, уже не до развития. Думаю, парламентарии обратят внимание и на этот момент».

Завершая слушания, Владимир Гутенёв напомнил, что на 2019 год запланирована разработка закона о научной и научно-технической деятельности в РФ. Поэтому состоявшаяся дискуссия – далеко не последняя. А все прозвучавшие предложения будут направлены в федеральные органы исполнительной власти для учёта в работе над проектом этого очень важного и долгожданного закона. 

Фото: пресс-служба ЦЭРС.

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.