КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ:

Адрес: 101000, Россия, Москва, Сретенский бульвар, д. 6/1, строение 1, офис 4.
Тел.: (495) 783-04-06,
         (495) 767-04-06,
         (495) 236-90-73.
Е-mail: info@profiok.com

Как нас найти?

ОТДЕЛ КАДРОВ (информация для соискателей) >>>

profiok.com

С кем вы, мастера культуры? О том, как художники ориентиры ищут

26.12.2018


Что больше всего волнует деятелей культуры? Есть ли цензура на Западе? Что такое культура? Куда ушла эпоха больших стилей и на что может ориентироваться современный художник? Об этом и не только – в материале profiok.com.

Романсы о финансах

С кем вы, мастера культуры? О том, как художники ориентиры ищут На заседании президентского совета по культуре и искусству 15 декабря речь шла о национальной программе развития культуры на ближайшие шесть лет. Культурные люди, цвет нации, обсуждали культурные темы. Но о чём бы речь ни заходила, всё тут же упиралось в недостаток финансирования.

За без малого два часа президент, а с ним заодно и вся страна, узнали, что денег не хватает на восстановление культурного наследия в малых городах, да и вообще в регионах, на сохранение шедевров Русского Севера, на новые музыкальные инструменты в школах, на гастроли столичных театров, на закупку книг в библиотеки, на воспитание новых поколений творческих личностей. Ещё бы: культура – сфера тонкая, особая, нежная. Особенно – отечественная.

Разве может цирк быть самоокупаемым? Об этом Эдгард Запашный спрашивал президента так горячо, что не оставалось никаких сомнений: не может, конечно. И уж точно не сможет, если позволить канадскому Cirque du Soleil открыть в России стационарную площадку. Канадцы ведь тоже, поди, гонятся за окупаемостью, вот и сманят всех подряд – и зрителей, и спонсоров, и даже артистов. «Мы знаем, что на постоянной основе кадры – как спортивные, так и нашей культуры – переманиваются в этот цирк, а при строительстве стационарной базы они ещё и школу здесь откроют!» – пугал коллег Запашный. Президент согласился: не дело давать кому-то развиваться на нашей почве, своим бы птенцам опериться для начала.

Продюсеру Игорю Матвиенко конкуренция тоже не даёт покоя. Причину падения популярности традиционных медиа в молодёжной среде он видит в цензурных ограничениях: нужно или всем разрешить ругаться матом, или всем запретить. Иначе СМИ не выдержат «конкуренции с интернетом», в результате чего «потеряют цифры (видимо, речь о статистике – прим. profiok.com)  и деньги».

С кем вы, мастера культуры? О том, как художники ориентиры ищутВ ответ Владимир Путин предложил начать ругаться матом прямо в ходе заседания. По залу пронёсся смешок. «Почему нам смешно? Потому что мы люди определённого круга», – объяснил Путин и посоветовал присутствующим «делать так, чтобы всем было смешно и не хотелось». Иными словами, неплохо бы людей воспитывать, тянуть за собой к культурным вершинам, делать культуру доступной, привлекательной и желанной. Как именно? Этот вопрос как-то ускользнул за рамки обсуждения. До того ли, когда финансовый вопрос не решён.

Режиссёр Андрей Кончаловский не выдержал и заметил, что у многих руководителей учреждений культуры, видимо, желания превышают возможности, оттого и поднимается всё время вопрос о деньгах. Он предложил честно признать, что на заседании обсуждается не культура как таковая, а скорее вопрос финансирования учреждений культуры. Впрочем, и у Кончаловского был финансовый вопрос, касающийся Фонда кино, и, конечно, странно было бы его не задать.

Есть и другая странность. Вроде бы, большинство деятелей культуры за капитализм и за свободу от «навязанных» сценариев. А денег всё равно хотят от государства: не искать же самим спонсоров, в самом деле. Об окупаемости за счёт зрительского спроса речь, похоже, вообще не идёт. Странный какой-то капитализм выходит. И странное представление о свободе. Дайте денег и отстаньте, так? 

С деньгами, впрочем, понятно – их всегда мало. Но ведь процветание культурных учреждений – не самоцель? Вкладывая деньги в их развитие, государство, а значит, и общество хотят что-то получить в конечном итоге? Но что?

… вот и нету вожаков?

С кем вы, мастера культуры? О том, как художники ориентиры ищут Андрей Кончаловский считает, что культура – понятие «шероховатое», сложное, многогранное. Например, если к культуре относить всё искусство, то непонятно, отчего всё, что связано с литературой, относится не к Минкультуры, а к министерству цифрового развития.

К тому же не зря в названии президентского совета фигурируют и культура, и искусство. Выходит, что культура – это не только искусство, а гораздо более широкое понятие. «Культура – это и как человек ест, и как вообще живёт, с утра он встаёт и идёт на работу – всё это культура, – принялся рассуждать Андрей Кончаловский. – Нечистый подъезд – опять культура. Культура – это система, иерархия поведения всех человеческих преимуществ, согласно которым он живёт. И здесь, мне кажется, очень важный момент, на который мало обращаем внимание, – вообще контент. Что такое контент, чему вообще все наши учреждения, мы должны учить?»

«Музей – не аттракцион, – признаёт гендиректор Эрмитажа Михаил Пиотровский. – Музей доставляет людям удовольствие высоким искусством и умным рассказом, который воспитывает хороший вкус и чувство собственного исторического достоинства».

С кем вы, мастера культуры? О том, как художники ориентиры ищутИ всё-таки: должны ли чему-то кого-то учить учреждения культуры? Или их задача – удовлетворять потребность в зрелищах, наращивать посещаемость, увеличивать объёмы продаж? На заседании коллегии Минкультуры 25 декабря Ольга Голодец радовалась, что цели достигнуты: театры посетили в 2018 году 40 миллионов человек, музеи – 130 миллионов. «Культура сегодня – одна из самых быстро развивающихся и очень важных отраслей», – заявила вице-премьер.

Надо сказать, народ у нас к культурным мероприятиям тянется всей душой: то ли природа такова, то ли советские традиции ещё живы. Скажем, на Западе классическую музыку слушает ограниченный круг людей, а в Москве абонементы в филармонию заканчиваются через пару дней после начала продажи. «Очередь на Серова» стала популярным мемом, в театрах полные залы – на радость министерству культуры. Сомнительно только, что это результат усилий чиновников – скорее наоборот, люди так устали от этих самых чиновников, от одной и той же картинки в телевизоре, от обещаний руководства и тяжёлых будней, что их тянет к чему-то прекрасному и светлому.

С кем вы, мастера культуры? О том, как художники ориентиры ищутИ это прекрасно, что людям интересно хорошее. Но с чем они выходят из театров и музеев? Голодец этот вопрос, похоже, не очень интересует.

А вот деятели культуры переживают. Государство должно понимать, что оно оплачивает, – заявил в интервью порталу profiok.com известный драматург, писатель и публицист Юрий Поляков. Надо сказать, Поляков говорит об этом не только нам, но и при каждом удобном случае – например, на творческом вечере или выступая в Совете Федерации. Писатель считает, что в культуре сейчас существует явный перевес в сторону либерально-экспериментального направления, а деятелям патриотической направленности, как ни странно, не дают ходу. Странно – потому, что о цензуре и притеснениях обычно громко кричат именно те, кому можно практически всё – в пределах закона, разумеется (главное – не забывать ставить маркировку «12+» при обилии голых задниц  – прим. profiok.com).

Кстати, не надо думать, что на Западе нет цензуры. Тот же Андрей Кончаловский рассказывает, что пока он жил и работал в Америке, его без конца просили вырезать то одно, то другое. «Если бы я снимал фильм о войне, Пентагон контролировал бы каждую сцену», – говорит режиссёр.

Прозвучит неожиданно, но Андрею Кончаловскому, оказывается, не хватает в современной России вовсе не свободы. «У меня как у художника есть ощущение, что мне не хватает ориентира, – поделился режиссёр с президентом и деятелями культуры. – Что мы строим? Национальная идея в чём? Раньше, в дореволюционной России, была триада (православие, самодержавие, народность – прим. profiok.com), потом был кодекс (строителя коммунизма – прим. profiok.com). И мне кажется, что необходимо, если уж есть Совет по культуре, вырабатывать – я без стыдливости скажу, идеологию. Мне лично она необходима».

Впрочем, из речи Кончаловского также выходит, что раньше – в дополнение к идеологическим установкам – существовали и другие ориентиры: великие мастера, за которыми хотелось идти. «Когда мы учились, у нас были Эйзенштейн и Пудовкин, мы с Тарковским смотрели Феллини, были имена, за которыми можно было двигаться», – вспоминает режиссёр.

С кем вы, мастера культуры? О том, как художники ориентиры ищутРовно об этом же говорил недавно писатель Захар Прилепин (выпуск «Уроков русского» на НТВ, посвящённый 65-летию Бориса Гребенщикова – прим. profiok.com). «Они были все очень фактурны – самурай Цой, агрессивный взломщик пространства Кинчев, маргинальный питерский рок-интеллигент с гитарой Майк Науменко, бородатый братушка всех добрых людей Юра Шевчук, и Борис Гребенщиков, от которого, как говорил Бананан в фильме «Асса», сияние исходит. Это были словно типажи из классической пьесы – выпуклые, словно придуманные хорошим драматургом. На нынешних рок-звёзд посмотришь – и ни черта не понятно, все на одно лицо, а там – титаны…»

Вот и приходится деятелям культуры в отсутствие титанов двигаться буквально на ощупь. Или доверять своей интуиции. Или – голосу разума. Или – инстинктам.

В поисках ориентиров

С кем вы, мастера культуры? О том, как художники ориентиры ищут«Двадцатый век был веком больших стилей: метафизика, футуризм, экспрессионизм, – рассуждает советский и российский художник и скульптор Сергей Шаров («Искусственный отбор» на канале «Культура», эфир от 18.09.2018 – прим. profiok.com). – А сейчас большого стиля нет, все тропинки истоптаны. Кто-то плывёт по течению, кто-то ударился в конъюнктуру и работает на заказ, кому-то ничего не остаётся кроме как какашки в банки засовывать».

По словам Шарова, современному художнику никто не мешает говорить всё, что хочется. Лишь бы было, что сказать. И лишь бы талант позволял найти достойные выразительные средства. «Когда начинают бесконтрольно выпускать фантазию, лезет всякая пошлятина, – говорит художник. – Нужно себя струнить, иначе можно впасть в крайность, граничащую с дурновкусием». Собственно, это, пожалуй, единственное ограничение для современного художника – кроме, конечно, закона, считает Шаров: «Если хочешь мошонку прибить к Красной площади – и то можно! Каждый день не получится, а разок можно. Другое дело – когда ты поджигаешь чужую дверь. Тут уже получай по полной, это справедливо».

С кем вы, мастера культуры? О том, как художники ориентиры ищутСловом, в отсутствие генеральных установок каждый ищет ориентиры самостоятельно. Захар Прилепин недавно детально препарировал творческий путь Бориса Гребенщикова – безусловно, сказавшего своё слово в отечественной рок-культуре в прошлом веке. Что делает этот титан из прошлого века в веке нынешнем? Началось, собственно, с 1990-х: после развала Советского Союза великий БГ вдруг заговорил о снизошедшей на нас свободе и возможности «поездить по миру». «Мир – это хорошо, – соглашается Прилепин, – но гибель целых отраслей промышленности – это плохо, миллионы потерявших работу – плохо, базы НАТО в бывших советских республиках – совсем отвратительно. Гребенщиков достаточно легко вошёл в тот контекст, где всего вышеперечисленного как бы и нет».

В этом контексте Гребенщиков и остался: после присоединения Крыма он совершил гастрольный тур по Украине, сначала «забыв», а потом и в явном виде отказавшись посетить Севастополь и Донбасс.

«Кто ж вас осудит, Борис Борисович, вы же памятник», – заключает Захар Прилепин. И правда. Каждый выбирает для себя…

С кем вы, мастера культуры? О том, как художники ориентиры ищутКто-то, живя в России, душой и сознанием всегда находится где-то далеко. Кто-то, как, скажем, один из ярчайших современных художников Михаил Шемякин, наоборот, давно живёт во Франции, а душой до сих пор здесь: составляет словарь русских говоров, переживает за сохранность русского языка, иллюстрирует книгу старых русских загадок, связанных с обрядами и бытом, восхищается взглядами русского человека на природу и уникальностью его мышления.

Словом, как-то определяются художники с ориентирами-то. Тем более – в условиях, когда само государство стыдливо помалкивает, боится, что цензурой начнут попрекать. Деньги-то на культуру тратятся, и немалые, а вот с духовными ориентирами всё как-то пущено на самотёк.

На большой пресс-конференции Путин процитировал дирижёра Юрия Темирканова: искусство и культура, мол, существуют для того, чтобы поднимать общий уровень и не потакать низменным мотивам. Что для этого собирается делать наше с вами государство – вопрос. Ну, кроме того, что на нацпроект «Культура» выделят больше ста миллиардов рублей.

Так что с ориентирами и художникам, и нам с вами, дорогие сограждане, видимо, придётся разбираться самим. Как и поднимать свой культурный уровень. Давайте начнём прямо с новогодних каникул?

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.