КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ:

Адрес: 101000, Россия, Москва, Сретенский бульвар, д. 6/1, строение 1, офис 4.
Тел.: (495) 783-04-06,
         (495) 767-04-06,
         (495) 236-90-73.
Е-mail: info@profiok.com

Как нас найти?

ОТДЕЛ КАДРОВ (информация для соискателей) >>>

profiok.com

Михаил Котюков: «Высокие рейтинги – производная от успехов»

17.10.2018


В ходе пресс-конференции в РИА Новости министр науки и высшего образования России Михаил Котюков рассказал о планах по выстраиванию взаимодействия вузов, науки и бизнеса, о роли РАН в новом научно-технологическом ландшафте и о том, как будет меняться система высшего образования. Подробности – в репортаже портала profiok.com.

О связи науки с практикой

Пресс-конференция Михаила Котюкова Михаил Котюков обозначил явный парадокс: с одной стороны, учёные вздыхают, что у них много идей и патентов, к которым реальный сектор не проявляет никакого интереса, с другой – представители индустрии жалуются на отсутствие разработок, которые можно было бы внедрить.

При этом учёные как-то даже не стремятся приблизиться к реальной жизни. Яркий пример можно было видеть прямо на пресс-конференции, когда Котюкова начали забрасывать цифрами, иллюстрирующими мощность суперкомпьютеров в США и недостаточную мощность отечественных. Министр чётко дал понять, что так дело не пойдёт. «Мы должны не просто сказать, какой мы хотим суперкомпьютер, а понимать, какой набор задач он должен решить, – объяснил Котюков. – Характеристики, которыми он должен обладать, будут определяться на основе этого набора задач». По словам министра, суперкомпьютер должен стать частью единой инфраструктуры, которая должна позволить в России реализовывать различные задачи – и наукоёмкие, и образовательные, и технологические. А над конкретными предложениями сейчас работает один из советов, созданных в РАН для реализации стратегии научно-технологического развития.

Пожалуй, это основной вывод из прозвучавшего на пресс-конференции: о желании учёных, пусть не всегда высказываемом в явном виде, чтобы им дали денег и оставили в покое, можно забыть. Наука будет развиваться только в плотной связке с профессиональным образованием и реальными потребностями страны.

Михаил Котюков рассказал о проекте, реализованном в Томске и связанном с формированием комплексных планов научных исследований, затрагивающих целый ряд структур. Для проекта были выбраны научные организации, работавшие в одной научной сфере, но расположенные в разных регионах – в Томске, Перми, Москве, Новосибирске, Уфе и других. Учёным помогли скоординировать научную повестку, грубо говоря, заставив обсудить друг с другом научные планы. Через некоторое время оказалось, что созданный таким образом научный коллектив смог выйти на грантовые заявки. Появилась финансовая поддержка – заметим, без привлечения дополнительных бюджетных средств. К выполнению работ по грантам подключили университеты, то есть исследовательский коллектив пополнился молодёжью. Годом позже на учёных вышли представители промышленности, поставившие конкретные задачи и готовые платить за решения, которые можно внедрить.

«Если в лаборатории создаётся новая технология без всякого учёта экономики и технологических мощностей – её, наверное, именно поэтому и не берут, – подытожил Котюков. – Мы должны научиться объединять усилия, чтобы формулировать повестку и планомерно её реализовывать. Мы должны ориентироваться на то, что есть в индустрии. И это должно стать основой».

О финансировании национального проекта «Наука»

Пресс-конференция Михаила Котюкова Михаил Котюков сообщил, что на реализацию нацпроекта «Наука» планируется выделить из бюджета 404 миллиарда рублей на шесть лет. В то же время известно, что учёные, в частности, профсоюз РАН, заявили, что при таком финансировании проект выполнить невозможно. У Минобрнауки, как выяснилось, другое мнение, основанное на том, что 404 миллиарда – цифра весьма условная, а на самом деле на проект будет потрачено намного больше ресурсов – правда, из других источников.

«Работа по достижению стратегических целей не будет результативной, если мы не пересмотрим базовые процессы, – заявил министр, призвав научное сообщество не высчитывать, «кто сколько получил». – В проекте будут заняты научные и образовательные организации, которые имеют так называемый базовый бюджет, и задачи проекта будут частью их задач. Кроме того, в проекте появятся индустриальные партнёры, каждый со своим вкладом». Иными словами, для многих научных учреждений работа в рамках нацпроекта «Наука» станет частью их повседневной деятельности без всякого дополнительного финансирования. А техзадание на прикладные разработки принесут бизнес-партнёры, они же и оплатят эту работу, поскольку будут заинтересованы в получении результатов, готовых к внедрению.

«С чего вдруг бизнес бросится финансировать науку, откуда у него появился интерес?» – удивились журналисты. Но Котюков отвечал достаточно уверенно – видимо, вопрос не раз обдумывался и обсуждался в Минобрнауки. Министр пояснил, что никто не рассчитывает на то, что бизнес станет вкладываться в фундаментальные исследования. Эту часть, безусловно, возьмёт на себя государство. Но исходить из того, что государство должно профинансировать вообще всё, тоже не следует. Если научные организации начнут работать над проектами, имеющими прикладное значение, у индустриальных партнёров обязательно появится интерес. Министр отметил также, что движение науки и бизнеса навстречу друг другу будет проходить с помощью комплексных научно-технических программ, которые уже готовятся. Да и примеры удачного взаимодействия есть, и они далеко не единичные. «Отталкиваться будем от задач индустриальных партнёров, которые понимают рынки, технологии, имеют необходимое технологическое оборудование и могут сформулировать техническое задание на нашу работу в рамках реализации этих задач», – сказал Котюков (одна беда: многие компании так привыкли к гособоронзаказу, что не собираются формулировать никаких ТЗ, да и не умеют этого делать – прим. profiok.com). 

О высшем образовании: ориентация на рынок труда

Пресс-конференция Михаила КотюковаМихаилу Котюкову было задано много вопросов о том, как будет развиваться система высшего образования. По словам министра, количество бюджетных мест в вузах определено законодательно, и этот параметр меняться не будет. Другое дело – распределение этих бюджетных мест по вузам. Оно будет проводиться регулярно с учётом перспективных потребностей рынка труда в конкретных регионах. Места на 2019-2020 учебный год уже распределены, сейчас министерство готовит решения по 2020-2021 учебному году.

Что касается программы «5-100», то бюджетом предусмотрено её продление, а вопрос о распределении средств вузам-участникам на 2019 год будет принято в октябре 2018 года. На сегодня в программе участвует 21 вуз, напоминает портал profiok.com. Министр отметил также, что некоторые университеты, даже не участвуя в проекте «5-100», имеют неплохие позиции в международных рейтингах. Так что задача повышения глобальной конкурентоспособности российского высшего образования, если критерием её решения считать позиции российских вузов в глобальных рейтингах, вполне решаема: сейчас Россия на семнадцатой позиции.

По словам Котюкова, сейчас пересматривается подход к созданию системы государственной аккредитации вузов и их филиалов. Перечень показателей, по которым будут оценивать вузы, ещё не сформирован, но уже известно, что система мониторинга должна работать в постоянном режиме, а не «от даты к дате».

Минобрнауки планирует также в ближайшие шесть лет удвоить число иностранных студентов, обучающихся в российских вузах. Здесь есть важная оговорка: задача состоит не только в том, чтобы привлечь в российские университеты студентов из других стран, но и в том, чтобы дать им возможность реализовывать свой потенциал в нашей стране. Иностранные выпускники по окончании обучения смогут трудиться в России либо устраиваться в российские компании, работающие за рубежом.

Кстати, похожий подход Минобрнауки демонстрирует и в отношении мегагрантов: смысл проекта не в том, чтобы привлечь на несколько лет в Россию учёного с мировым именем, а в том, чтобы за это время он создал коллектив российских специалистов, которые смогли бы после его отъезда продолжать исследования на самом высоком уровне.

В целом в отношении системы образования самым важным трендом становится её увязка с рынком труда. «Пока учим, всё может устареть, но этого не должно произойти, – подчеркнул Котюков. – Один из возможных ответов может быть в развитии практико-ориентированных программ, которые идут вместе с индустрией, когда обучение и набор компетенций происходят одновременно».

Так что же станет с РАН?

Пресс-конференция Михаила КотюковаВопрос о роли РАН в новой системе координат задавали многие. В частности, министра спросили о том, что он считает основным результатом реформы Российской Академии наук.

Михаил Котюков ответил, что главное – работа по реформированию научных организаций, которая пока не завершена. Сейчас на базе этих организаций можно создавать научно-образовательные центры, научно-исследовательские центры мирового уровня, центры компетенций НТИ и так далее.

Кроме того, удалось повысить зарплаты учёным, увеличить количество научных публикаций и омолодить как руководящий состав Академии, так и научное сообщество в целом.

Сама же РАН теперь избавлена от бремени хозяйственных задач и может сконцентрироваться на своих непосредственных обязанностях. Так, на базе РАН были созданы советы по реализации Стратегии научно-технологического развития РФ. Силами РАН подготовлен перечень 127 приоритетных направлений научно-технологического развития, и Минобрнауки считает такую работу очень важной и нужной.

Научные институты РАН будут вовлечены в реализацию нацпроекта «Наука», пообещал Михаил Котюков. На базе некоторых из них будут сформированы научные центры мирового уровня. «Конечно, мы будем опираться на тот потенциал, который у нас есть, – подчеркнул министр, – но ограничиваться только академическими институтами не получится». Котюков пояснил, что в нацпроект будет вовлечено «максимальное количество участников, имеющих необходимые компетенции, инфраструктуру, материальную базу и, главное, желание и возможности реализовывать крупные научно-технологические задачи».

Помимо глобальных стратегических задач, РАН и академическим институтам предстоит также заняться популяризацией науки. Причём никакого дополнительного финансирования под это не предусмотрено: по словам министра, это прямая обязанность руководителей научных организаций. Успехи пока не слишком впечатляют. Однако, как отметил Котюков, пока удалось хотя бы добиться наполнения сайтов научных институтов, где появилась информация об их работе и результатах исследований.

О взаимосвязи документов и программ: треугольник Лаврентьева

Михаил Котюков сообщил, что паспорта национальных проектов «Наука» и «Образование» уже утверждены президиумом президентского Совета по стратегическому развитию и национальным проектам (так называемым Федеральным проектным офисом – прим. profiok.com). Внутри каждого из нацпроектов есть федеральные проекты, в которых детализируются задачи и планы работ, а также бюджетное финансирование.

Пресс-конференция Михаила КотюковаМинистр напомнил, что все эти документы увязаны со Стратегией научно-технологического развития России, утверждённой в 2016 году. Для реализации этой стратегии разрабатывается государственная программа научно-технологического развития. Важно, что в рамках единой госпрограммы будут интегрированы вопросы развития не только науки и технологий, но и высшего образования. «В проекте федерального бюджета это решение реализовано именно в виде единой государственной программы», – подчеркнул Котюков, добавив, что после межведомственного согласования эта программа с 1 января 2019 года станет «инструментом практической работы».

Помимо этого, разрабатываются регламенты взаимодействия различных ведомств в части реализации научно-технологических проектов и программ.

Министр не обошёл вниманием поставленную президентом задачу по вхождению России в пятёрку наиболее развитых в научно-технологическом смысле стран. Стоит отметить, что по некоторым показателям Россия уже лидирует (например, по количеству исследователей), какие-то достаточно просто нарастить (например, количество научных публикаций или патентных заявок). С валовыми затратами на исследования ситуация сложнее: сейчас эти затраты составляют 1,1 процента ВВП, а к 2035 году планируется выйти на 2 процента ВВП.

Однако Михаил Котюков призвал не зацикливаться на позициях в конкретных рейтингах, ведь дело, по большому счёту, вовсе не в них.

«Международный рейтинг – не самоцель, – подчеркнул министр. – Мы считаем, что это производная от успехов, от того, что мы можем сделать, объединив науку, профессиональное образование и индустрию. В Сибири это называют треугольником Лаврентьева. Каждая его грань имеет значение и принципиально важна, но успех зависит от того, как мы сможем сформировать треугольник, связав эти грани. Если мы это сделаем, рейтинги придут сами собой». 

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.