КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ:

Адрес: 101000, Россия, Москва, Сретенский бульвар, д. 6/1, строение 1, офис 4.
Тел.: (495) 783-04-06,
         (495) 767-04-06,
         (495) 236-90-73.
Е-mail: info@profiok.com

Как нас найти?

ОТДЕЛ КАДРОВ (информация для соискателей) >>>

Новости

Четыре часа для «золотого фонда». По следам «Прямой линии» президента

08.07.2021


На сайте Кремля 6 июня опубликовали утверждённый перечень поручений президента по итогам «Прямой линии» с гражданами России, которая прошла 30 июня 2021 года. Значит, очередная «Прямая линия» принесёт очередные, хоть и локальные, сдвиги к лучшему. Если, конечно, поручения будут выполнены.

Редакторская колонка портала profiok.com – о том, зачем проводится мероприятие и что это даст нашей стране и её гражданам, которые, похоже, устали ждать перемен.

Провалы и достижения организаторов

Как сделать линию прямой?
Никак не получается.
Фломастер у меня хромой
Или рука сбивается? 
Александр Тимофеев

Четырёхчасовой непрерывный разговор, два миллиона вопросов, на 68 из которых президент ответил в прямом эфире. Никаких иллюзий: разумеется, вопросы отбирались так, чтобы охватить максимальное количество «типовых» проблем. Только вот в попытке оживить мероприятие, организаторы явно перестарались.

В выбор вопросов случайным образом всё равно никто и никогда не поверит, да и нельзя не фильтровать вопросы, поскольку жаль тратить четыре часа времени всей страны на глупости, провокации и хайп. Однако «образ народа» по итогам «Прямой линии» вышел противоречивым. Кто-то, осознав, что прямо сейчас, в реальном времени, беседует с главой государства, забывал суть проблемы. Кто-то напрочь терял способность формулировать мысли. Кто-то спрашивал, можно ли конкретно ему делать прививку от коронавируса. Как ни старался президент быть, что называется, «в теме», красиво и оперативно решать проблемы получалось далеко не всегда, потому что чтобы решить проблему, надо для начала понять, в чём она состоит.

Четыре часа для «золотого фонда». По следам «Прямой линии» президентаБесконечные проблемы со связью и вовсе повергали в уныние: о какой тотальной цифровизации можно говорить, если отечественные айтишники не в состоянии обеспечить главе государства стабильную связь? И ведь происходило это всё не в военно-полевых условиях, не в бурю и не внезапно посреди ночи, а в известное время, в известном месте, при легко поддающихся прогнозной оценке нагрузках. Смотреть было, мягко говоря, неловко, как и слышать заезженные объяснения о «внезапных» DDoS-атаках. Даже интересно, лишат ли кого-нибудь квартальной премии за такой позор, не говоря уже об увольнении. Вряд ли: кем заменишь-то? С профессионалами в государстве нашем, к сожалению, перманентные проблемы.

Однако можно было отметить и приятные моменты, особенно связанные с подготовкой самого президента. Конечно, произнесённый наизусть довольно сложный бортовой номер американского самолёта, кружившего недавно над Чёрным морем, был скорее «домашней заготовкой», чем импровизацией. Как и назидание чиновникам в виде сказки о Колобке. Как и наверняка услышанные многими зарубежными политиками многочисленные «послания», прозвучавшие как бы между строк, касающиеся, к примеру, Украины. Словом, президент готовился, и команда, которая ему в этом помогала, сработала достойно.

Ручное управление: беда или необходимость?

Львиная доля вопросов касалась социальной сферы. Это и понятно: человек, проводящий долгие годы в аварийном жилье или едва сводящий концы с концами, вряд ли озабочен глобальными проблемами. Вопрос элементарного выживания предсказуемо выходит на первый план. И таких вопросов во всех уголках нашей необъятной страны – море. Тарифы на ЖКХ, социальная поддержка, капитальный ремонт, газификация… Стыдно и страшно, что для того, чтобы починить крышу в детском саду в Новокузнецке, приходится обращаться к главе государства. Зато те, кому удалось пробиться в эфир, могут выдохнуть: их проблемы теперь, наконец, решат.

Четыре часа для «золотого фонда». По следам «Прямой линии» президентаКстати, поручения, данные по итогам «Прямой линии», тоже по большей части выглядят «локальными»: руководству Омской области предписано ликвидировать свалки, правительству Кемеровской области – отремонтировать крышу в детсаду №235 Новокузнецка, администрации Пскова – разобраться с качеством воды, правительству Красноярского края – отремонтировать дороги, руководству Астраханской области – обеспечить необходимые денежные выплаты на детей.

Одна надежда, что руководители регионов, которые не упомянуты в поручениях, тоже взбодрятся и посмотрят, наконец, на свой регион хозяйским взглядом. Можно лишь догадываться, в каком напряжении они провели эти четыре часа, лихорадочно пытаясь прикинуть, кто из вверенных регионов и с какой проблемой выйдет в эфир. Кстати, миллионы вопросов, на которые президент по понятным причинам не смог ответить лично, как обещают организаторы, не останутся без внимания: они будут обработаны волонтёрами, систематизированы и переданы в соответствующие инстанции для решения.

«Как только вы, уважаемые коллеги, начнете принимать за чистую правду льстивые речи и будете погружаться в соответствующее состояние под воздействием того, что вам говорят, вы рискуете быть съеденными», – так интерпретировал Владимир Путин сказку о Колобке для «коллег, которые занимают то или иное высокое должностное положение».

Хочется спросить: что же у нас за страна такая, где даже решения мелкого вопроса добиться невозможно, а любая старушка, которая годами бьётся за подключение газа, не видит иного выхода, кроме как броситься в ноги президенту?

Четыре часа для «золотого фонда». По следам «Прямой линии» президентаОтвет на этот вопрос есть, и звучит он, надо сказать, не слишком удручающе. Как считает режиссёр Карен Шахназаров («Вечер с Владимиром Соловьёвым» от 30.06.2021 – прим. profiok.com), в этом особенность России. «Эту систему создал не Путин, – пояснил Шахназаров. – Наша страна воспроизводит эту систему на протяжении столетий: и при монархии, и при социализме, и в современной демократической России. И в этом нет ничего плохого. Россия по сути империя, она нуждается в сильной централизованной власти. Конечно, есть и минусы – местничество и бюрократия. Но если в России не будет сильной центральной власти, всё тут же развалится, мы это уже проходили».

Такое же мнение высказал декан Высшей школы телевидения МГУ Виталий Третьяков. Он считает, что «Прямая линия» – элемент «особой русской системы власти», которая при всех своих недостатках обеспечивает существование нашего государства на протяжении тысячи с лишним лет.

«Это большой рентген, – пояснил Виталий Третьяков. – Конечно, жаль, что он стоит только у одного человека, но если разбить его на тысячу маленьких рентгенчиков, мы никогда не увидим общей картины».

Возможно, эксперты правы. К тому же мы не знаем, сколько личных вопросов к своим президентам накопилось у граждан других стран. Случись провести «Прямую линию» президенту США или, скажем, Франции, возможно, вопросов набралось бы не два миллиона, а гораздо больше.

Тест на профпригодность

«Когда я смотрю «Прямую линию», воспринимаю её как некий экзамен для президента: в какой он форме, как владеет ситуацией, каков его психологический настрой», – поделился Карен Шахназаров.

Владимир Путин, вне всякого сомнения, этот экзамен сдал: выглядит бодро, ситуацией владеет, шутит и даже не раздражается, когда при разговоре с очередным собеседником в десятый раз пропадает звук.

Четыре часа для «золотого фонда». По следам «Прямой линии» президентаОсталось проэкзаменовать министров и губернаторов: в какой форме они? Способны ли оперативно реагировать на критику и исправлять ошибки и недоработки? Могут ли читать между строк? Обладают ли системным мышлением? В состоянии ли хотя бы сообразить, что, отремонтировав крышу в одном детском садике, неплохо бы проверить остальные?

На то, что сеанс общения с народом на этот раз не закончится «Прямой линией», указывают президентские поручения. Перечень замыкают два крайне любопытных пункта.

«Рекомендовать органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации регулярно, но не реже одного раза в год, проводить прямое общение с жителями регионов», – гласит пункт 14. Это очень похоже на попытку укрепить ту самую централизованную властную вертикаль. Да и губернаторов можно будет оценивать по содержанию вопросов, поступающих на подобные «прямые линии»: количество обездоленных, отчаявшихся, недовольных граждан – чем не KPI?

Не менее интересен пункт 15. В нём говорится, что Общероссийский народный фронт должен провести анализ поступивших на «Прямую линию» обращений и направить выводы в администрацию президента, министрам и губернаторам «для рассмотрения в рамках компетенции». Лишь бы хватило всем этим людям компетенции. Как и желания по-настоящему работать для людей, ведь люди, и это постоянно подчёркивает глава государства, – наш «золотой фонд». А значит, среди них должно быть как можно меньше униженных и оскорблённых.

Честно говоря, в перечень поручений очень просится пункт 16, который обязывал бы выходить на связь с народом министров и прочих глав федеральных органов исполнительной власти. Возможно, доживём и до этого. Очень бы хотелось, а то на отчёты в Госдуме смотреть невозможно: сплошь взаимные благодарности за конструктивное взаимодействие.

А что же народ?

Четыре часа для «золотого фонда». По следам «Прямой линии» президентаМы не собираемся, разумеется, выступать от имени и по поручению «золотого фонда», то есть российского народа. Но, на наш взгляд, в ситуации, когда жить становится всё тяжелее, терпение и доверие народа не может быть бесконечным.

А между тем народ не мечтает ни о чём необычном или недостижимом. Народу хочется, чтобы в стране эффективно работали заводы и фабрики, причём работали не для «загрузки производственных мощностей», а для выпуска нужной и качественной продукции. Народ хочет учить детей в просторных и чистых школах, причём действительно учить, а не готовить к ЕГЭ. Народ мечтает о доступной и эффективной системе здравоохранения, заинтересованной не только в финансовой отчётности, но и в сохранении этого самого народа. Народ не прочь покупать отечественные продукты, недорогие и качественные, одеваться в отечественную одежду, красивую и доступную по цене.

А ещё «золотому фонду» нужно, чтобы о нём не забывали. Чтобы его уважали, а для начала – слышали. Так что, пожалуй, «Прямая линия» – не самый плохой управленческий инструмент. Хорошо или не очень, но президент за прошедшие годы научился им пользоваться. Получится ли у остальных? 

P.S.: И о грустном. «Прямая линия» с Владимиром Путиным, состоявшаяся 30 июня 2021 года, прошла в двадцатый раз. Нет, никаких ошибок: мероприятие ежегодное, начали в 2001 году, а в период, когда в России был другой президент, оно проходило под названием «Прямой разговор с Владимиром Путиным». Соответственно, 30 июня мы в двадцатый раз в прямом эфире слышали всё те же вопросы от народа: разруха, безработица, произвол местных властей... Отчего обязать региональные власти общаться с гражданами Владимир Путин догадался только 20 лет спустя? Если все изменения будут идти такими же темпами, для достижения целей, о которых говорит Путин, ему придётся жить до 150 лет. Дай Бог ему здоровья, мы не против! Хотя перемен всё же хочется.

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.