КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ:

Адрес: 101000, Россия, Москва, Сретенский бульвар, д. 6/1, строение 1, офис 4.
Тел.: (495) 783-04-06,
         (495) 767-04-06,
         (495) 236-90-73.
Е-mail: info@profiok.com

Как нас найти?

ОТДЕЛ КАДРОВ (информация для соискателей) >>>

Новости

Кадры для ОПК: год новый, проблемы старые

01.03.2021


Кадры для ОПК: год новый, проблемы старыеВ прошедшие три месяца в Федеральном кадровом центре ОПК прошла серия совещаний Минпромторга России с руководителями кадровых служб предприятий и организаций российской оборонки. Предметом обсуждения стало удовлетворение потребностей ОПК в квалифицированных кадрах. Для решения этой задачи делается очень многое, есть немало успешных кейсов в отдельных компаниях и интегрированных структурах, однако, как и несколько лет назад, говорить о наметившихся позитивных трендах преждевременно. Подробности – в материале profiok.com.

Подготовка по плану: механизм буксует?

На стратегической сессии 24 декабря 2020 года рассматривался ход реализации государственного плана подготовки кадров для организаций ОПК.

В настоящее время Федеральный кадровый центр ОПК занят формированием Стратегии развития системы многоуровневого образования в ОПК на период до 2025 года. Возможно, с появлением этого документа система целевого обучения начнёт работать более эффективно, но пока целесообразность столь серьёзных вложений компаний в целевую подготовку специалистов остаётся под вопросом.

Кадры для ОПК: год новый, проблемы старыеИз доклада заместителя руководителя Федерального кадрового центра ОПК Сергея Карлова следует, что в период с 2017 по 2020 год потребности предприятий иногда в 3-4 раза превышают количество студентов, поступивших на целевое обучение. Скажем, по Севмашу цифры такие: требуется 169 специалистов, поступили 79 молодых людей. Более того, из специалистов, закончивших целевое обучение, доходит до предприятий меньше половины (около 40 процентов).

Работа системы профориентации, на которую возлагались большие надежды, также вызывает вопросы. Екатерина Устинова, возглавляющая департамент кадровой политики Концерна ПВО «Алмаз-Антей», рассказала о том, как концерн выстраивает работу со школами и вузами, тестирует молодых людей, проводит собеседования, закрепляет за каждым целевиком двух кураторов, сопровождает студентов на всём протяжении обучения, помогает решать любые вопросы, включая бытовые. Эта колоссальная и кропотливая работа, безусловно, приносит плоды: на предприятия концерна приходят лояльные сотрудники, уже погружённые в специфику работы компании, знакомые с коллегами и готовые участвовать в профориентационных проектах и вовлекать в них подрастающую молодёжь. 

Кадры для ОПК: год новый, проблемы старыеМасштабом этой работы можно и нужно восхищаться. Однако цифры, приведённые на слайде, наверняка погрузят в долгую депрессию руководство чуть менее крупных компаний. В 2020 году на целевое обучение от Концерна «Алмаз-Антей» поступили 48 человек (все ли устроятся работать в соответствии с договором, ещё вопрос), но для этого пришлось вовлечь в информационные мероприятия 100 тысяч человек – молодых людей и их родителей. Такая возможность есть, мягко говоря, далеко не у каждого предприятия.

Хочется верить, что когда-нибудь подобную систему подготовки специалистов – с ранней профориентацией, целенаправленным обучением и планомерным погружением в производственный контекст – удастся выстроить системно и масштабировать на всю страну. Но не получится ли она слишком громоздкой и неповоротливой? Не будет ли обходиться слишком дорого? И не проще ли постараться обеспечить специалистам-оборонщикам конкурентоспособную зарплату и достойные условия для жизни? Может быть, в этом случае в оборонку потянутся лучшие кадры, работу с которыми вовсе не обязательно будет начинать в детском саду?

Диверсификация: проблема в кадрах

Процессы диверсификации на оборонных предприятиях тоже идут неравномерно. Причин тому множество: от несовершенства нормативно-правовой базы до влияния санкций, введённых в отношении российских предприятий, от ограниченной ёмкости внутреннего рынка до отсутствия конкретного заказчика на производство гражданской продукции (в отличие от ГОЗ). Но самый значительный блок проблем выступавшие видят в кадровой сфере: на оборонных предприятиях нет специалистов, умеющих работать на гражданских направлениях, нет специально выделенных сотрудников, «заточенных» под гражданские проекты, в результате чего они реализуются по остаточному принципу. Наконец, нет системы подготовки и даже подбора кадров под задачи диверсификации.

Кадры для ОПК: год новый, проблемы старыеВице-президент ТПП России Елена Дыбова, модерировавшая сессию, посвящённую этому кругу проблем, рассказала о результатах опроса, который провела ТПП РФ среди предприятий ОПК. Лишь четверть компаний (23 процента) сообщили, что процессы диверсификации производства у них уже запущены и успешно развиваются. Около половины (45 процентов) руководителей заявили, что находятся в самом начале этого пути. Оставшиеся респонденты поделились примерно поровну: 17 процентов только готовятся к выпуску продукции гражданского назначения, а 15 процентов не собираются выпускать такую продукцию.

Среди преград две трети (60 процентов) оборонных предприятий назвали высокие издержки на разработку проектов гражданского производства, чуть больше половины (53 процента) посетовали на нехватку финансов, 47 процентов – на нехватку профильных специалистов.

Продолжая выступление, Елена Дыбова остановилась на опыте зарубежных стран в решении схожих проблем. По её словам, ключевыми принципами диверсификации ОПК в США стали возможность применения высоких технологий как в гражданской, так и в военной сферах; препятствование делению экономики на гражданский и военный секторы (вся наука и экономика работают на безопасность страны!); а также непременное вовлечение в военные программы гражданских компаний и университетов.

В Китае военные едва ли не изначально освоились в гражданском секторе. В 1990-е годы армия КНР управляла десятками тысяч коммерческих предприятий, а армейские фабрики выпускали половину всех фотоаппаратов, 65 процентов велосипедов и 75 процентов микроавтобусов. В итоге в начале 2000-х годов доля товаров гражданского назначения в валовой продукции оборонных предприятий Китая доходила до 80 процентов.

В Израиле в 1990-е годы сделали ставку на инновации и всячески поощряли перетекание технологий из научных и оборонных структур в промышленность. Причём делалось это за счёт привлечения частных инвесторов, то есть без вмешательства государства.

По мнению аналитиков ТПП, помочь российским оборонщикам в решении задач диверсификации могло бы создание на предприятиях ОПК специальных управленческих проектных команд, куда могли бы войти специалисты предприятия: технологи, конструкторы, маркетологи, менеджеры по сбыту, а также внешние консультанты.

Нельзя сказать, что в нашей стране государство ничем не помогает оборонщикам, вынужденным осваивать гражданские рынки. Так, Вячеслав Шпорт, представляющий Коллегию Военно-промышленной комиссии РФ, подробно рассказал об инструментах, которые предлагает государство в этом направлении. Это и формирование центров компетенций, и создание высокотехнологичных кластеров, и совершенствование системы государственных закупок. Оборонщикам предложили участие в нацпроектах, а также напомнили о возможностях взаимодействия с высокотехнологичными предприятиями малого и среднего бизнеса.

К счастью, в сфере диверсификации оборонных производств можно говорить не только о проблемах, но и об успешных примерах. Так, заместитель гендиректора холдинга «Швабе» (входит в ГК «Ростех») Ольга Малашкина рассказала об участии холдинга в реализации нацпроектов «Здравоохранение», «Экология», «Наука» и «Безопасные и качественные автомобильные дороги». Примечательно, что «Швабе» в данном случае выступает в роли не поставщика продукции, а интегратора, с нуля выстраивающего все рабочие процессы в каждом новом проекте. И здесь вновь напрашивается озвученный выше вывод: очевидно, предприятиям, у которых не получается действовать так же и осваивать новые технологии и ниши, не хватает не столько средств, сколько управленцев с «рыночным» образом мышления и соответствующей мотивацией. Исполнение ГОЗ, безусловно, требует высочайшей управленческой квалификации, но приучает к работе в среде, где хрестоматийные экономические законы вообще не работают. 

Непрерывное образование: выгодно всем

Кадры для ОПК: год новый, проблемы старыеПредставители Национального агентства развития квалификаций (НАРК) приводят пугающие расчёты. Затраты на замену специалиста для предприятия составляют в среднем 60 тысяч рублей при средней зарплате 40 тысяч рублей. На конец 2019 года в России было 71,3 млн человек, имеющих работу. При этом ежегодная «текучесть» кадров в нашей стране составляет около 20 процентов. Если перемножить цифры, получится, что на специалистах, которые не работают на одном месте больше года, российские компании ежегодно теряют 855,6 триллионов рублей.

Статистика говорит о том, что компании гораздо выгоднее удержать, мотивировать, обучить специалиста, чем увольнять и искать на рынке нового. Как ни удивительно, помимо высоких зарплат, дешёвой ипотеки и прочих привычных инструментов мотивации, вовлекать сотрудников в рабочий процесс помогает практика их непрерывного обучения. Директор Центра переподготовки и повышения квалификации ФГУП «ЦНИИчермет им. И.П. Бардина» Анна Куликова привела данные исследований: в компаниях, которые не занимаются обучением персонала, максимально вовлечены в работу лишь 11 процентов сотрудников. А там, где на обучение каждого работника закладывается минимум 40 часов в год, этот показатель превышает 50 процентов.

Выходит, когда предприятие вкладывает средства в повышение квалификации сотрудника, выигрывают все. Сотрудник приобретает новые компетенции, развивает навыки и остаётся востребованным специалистом. Компания тоже в плюсе, и не только потому, что человек, повысивший квалификацию, начинает работать эффективнее. Этот сотрудник ещё и становится лояльнее, понимая, что предприятие, где он работает, не ограничивает его самореализацию и профессиональный рост. Добавим от себя: чтобы коллектив был мотивирован, высшему менеджменту компаний не стоит забывать о собственном профессиональном росте. Например, слушатели учебных программ ИНЭС, направленных на подготовку управленцев и кадрового резерва для предприятий ОПК, нередко говорят, что неделя обучения и общения с коллегами из других предприятий и отраслей дала возможность совершенно по-новому осмыслить стратегию развития предприятия и заметить на рынке новые ниши.

Из-за ограничений, связанных с пандемией коронавируса, все три сессии совещания с руководителями кадровых служб – 24 декабря 2020 года, 25 января и 25 февраля 2021 года – прошли в формате видеоконференции на площадке Федерального кадрового центра ОПК. В обсуждении приняли участие представители Минпромторга, Минпросвещения, Росатома, Роскосмоса, ОАК, ПО «Севмаш», ФГБУ «ВНИИ Труда» Минтруда России, ОАО «Завод им. В.А. Дегтярёва»; ФГУП «ЦИАМ им. П.И. Баранова» и многих других государственных корпораций, интегрированных структур и организаций ОПК. Организаторы обещают, что по итогам дискуссий будут выработаны рекомендации для оборонщиков.

P.S. При подготовке этой статьи были использованы материалы о заседаниях, опубликованные на сайте Федерального кадрового ОПК, в том числе фотографии и слайды ключевых докладчиков. Выводы, сделанные экспертами ЦЭРС, могут не совпадать с официальной позицией организаторов мероприятия.

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.