КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ:

Адрес: 101000, Россия, Москва, Сретенский бульвар, д. 6/1, строение 1, офис 4.
Тел.: (495) 783-04-06,
         (495) 767-04-06,
         (495) 236-90-73.
Е-mail: info@profiok.com

Как нас найти?

ОТДЕЛ КАДРОВ (информация для соискателей) >>>

Новости

Большое видится на расстоянии, или Любовь «от противного»

08.06.2020


Так уж сложилось: 80-летний юбилей со дня рождения Иосифа Бродского страна отметила в День славянской письменности и культуры. И это не единственное совпадение. В этот же день, 24 мая 2020 года, исполнилось 115 лет со дня рождения русского и советского писателя Михаила Шолохова. Казалось бы, эти три значимых инфоповода должны были примерно равным образом занять место в отечественных медиа. Однако – вопреки здравому смыслу – поэт Бродский, как сказал бы спортивный комментатор, вырвался вперёд с большим отрывом.

Что это – дань моде или навязанная кем-то «генеральная линия»? Странностям современной российской культурной политики посвящена редакторская колонка портала profiok.com.

Солженицын и Симонов: чем измеряется масштаб фигуры?

Большое видится на расстоянии, или Любовь от противногоПодготовка к столетнему юбилею Александра Солженицына, который отмечался пару лет назад, началась за несколько лет до праздника. Писатель Юрий Поляков тогда, в 2014 году, наотрез отказался входить в комитет, отвечавший за праздничные мероприятия, и напомнил, что «по пути» к 2018 году будет ещё немало славных юбилеев.

Удивительно быстро страна забывает своих героев. Ещё совсем недавно строки «Неправда, друг не умирает, лишь рядом быть перестаёт» и «Жди меня – и я вернусь, только очень жди» помнили наизусть едва ли не все наши сограждане. А вот вековой юбилей автора этих строк в ноябре 2015 года отметили скромно, без ажиотажа: несколько круглых столов да пара коротких сюжетов на телевидении. Всё. Что ж, спасибо Юрию Полякову: если бы не он, столетие поэта Константина Симонова вообще прошло бы незамеченным.

Зато за Солженицына Полякову досталось. Писатель опубликовал на страницах «Литературной газеты», редакцию которой на тот момент возглавлял, рассуждения о том, что предъюбилейная суета вокруг Солженицына как минимум неуместна. Этот человек, утверждавший, что «нет на свете нации более презренной, более чуждой и ненужной, чем русская», не просто уехал из СССР, но и призывал американцев напасть на Советский Союз. «Никто не предлагает вычеркнуть Солженицына из списка выдающихся соотечественников, но и культовую фигуру из него лепить явно не следует», – сделал вывод Юрий Поляков, пояснив, что в противном случае молодые поколения могут сделать для себя ошибочные выводы.

За публикацией предсказуемо последовала истерика вдовы Солженицына и вал выступлений в либеральной прессе: мол, «совок» тянет руки к памяти великого борца за свободу.

Оставим в стороне обсуждение литературных достоинств произведений Александра Солженицына. Безусловно, не стоит принижать его роль в мировой литературе (хотя Нобелевскую премию порой дают совсем за другие заслуги – прим. profiok.com). Но это вовсе не означает, что из него нужно делать идола, а на его произведениях воспитывать молодое поколение. Широко известный «Архипелаг ГУЛАГ» не зря квалифицируется автором как «опыт художественного исследования». В этой книге многое, мягко говоря, преувеличено. И пусть это сделано не намеренно, пусть Солженицын заблуждался или попросту не справился с аналитикой, факт есть факт: история в этом произведении излагается весьма субъективно и вызывает у читателя ненависть к нашей стране.

Юрий ПоляковПоляков же сравнивает изложение отечественной истории с Символом веры (краткий перечень догматов православного вероучения – прим. profiok.com). Писатель отмечает, что в любом сюжете можно найти как вдохновляющие, так и возмутительные моменты. Однако, по мнению Юрия Полякова, «нужно добиваться того, чтобы она была написана с точки зрения интересов России». Иными словами, история должна воспитывать гражданина, понимающего, что ход событий привёл к тому, что он живёт здесь и сейчас, любящего Россию и осознающего свою ответственность за её судьбу.

Какова же в таком случае роль в истории писателя Александра Солженицына? Даже безотносительно его глубинных намерений, просто результат: его удары по коммунизму в итоге помогли развалить Советский Союз. После этого можно было сколько угодно рассуждать о том, «как нам обустроить Россию», но на роль идеологического лидера носитель этих идей уже вряд ли подойдёт. Это если рассуждать логически. На практике же действует иной критерий масштаба и значимости: чтобы стать властителем дум и прорваться в новостные топы, нужно непременно противостоять власти и государству. А если оказаться при этом в «терновом венце» мученика и изгнанника, обретение статуса национального оракула – всего лишь вопрос времени.

«Уезжанты» в фаворе?

Большое видится на расстоянии, или Любовь от противногоЮрий Поляков, которого сразу же после выхода из печати публицистического сборника «Желание быть русским» исключили из состава президентского совета по культуре (наверняка обычное совпадение – прим. profiok.com), заметил интересную закономерность. «Оппозиционным» деятелям культуры, боровшимся с Советским Союзом на стороне Запада, сейчас уделяется гораздо больше внимания, чем их коллегам, отмечавшим недостатки системы, но остававшимся при этом её частью. Да и великим русским писателям не очень-то везёт: юбилеи Карамзина и Лермонтова тоже прошли без особого пафоса. Что же до Катаева, Твардовского, упомянутых выше Симонова и Шолохова, то им состязаться с Солженицыным, похоже, бессмысленно. Столетие Галича праздновали широко и всеобъемлюще, но было ли масштабное ТВ-шоу, посвящённое двухсотлетнему юбилею Ивана Тургенева?

Это относится не только к литературе. Например, Мстиславу Ростроповичу, который в 1991 году защищал Белый дом с автоматом Калашникова наперевес, поставили бронзовый памятник, а великого русского композитора Георгия Свиридова удостоили лишь скромного барельефа. 

Что странно, у великого писателя Шолохова, отношения с властью, в общем, тоже складывались не очень гладко. Но он остался в стране, а не эмигрировал. Более того, он писал, что есть у человека святая обязанность: «любить страну, которая вспоила и вскормила нас, как родная мать». Видимо, именно этим Шолохов кардинально отличается от Бродского, вознесённого нынче на пьедестал, явно несоразмерный его талантам и достижениям. Нет, поэт замечательный, талантливый, виртуозный, никто не спорит. Но не настолько же, чтобы полностью затмить собой День славянской письменности и культуры!

Юрий Поляков считает, что в основе таких перекосов лежит «застарелая болезнь борьбы со всем советским». А болезнь это очень опасная, поскольку, по мнению писателя, «она направлена не против советского периода российской государственности, а против российской государственности вообще».

Деструктивная нелюбовь

Большое видится на расстоянии, или Любовь от противногоВ чём же опасность, ведь нелюбовь к СССР направлена в прошлое, а не в будущее? Попробуем ответить на закономерно возникший у вдумчивого читателя вопрос. В прозе Солженицына, которого некоторые считают рупором национальной совести, градус ненависти порой просто зашкаливает. Изучая страницу за страницей, читатель приходит к выводу, что Советский Союз, просуществовавший 70 с лишним лет, представлял собой один сплошной ГУЛАГ, кровавую мясорубку, чёрную дыру, поглощавшую жизни граждан буквально миллионами. Великую Отечественную войну Солженицын называет если не «самоистребительной» (в ранних произведениях), то «советско-германской» (это уже в поздней статье про обустройство России).

«Не гордиться нам и советско-германской войной, на которой мы уложили за 30 миллионов, вдесятеро гуще, чем враг, и только утвердили над собой деспотию», – делится соображениями писатель-мученик, совесть нации. Разве не лишают читателя Родины подобные рассуждения? Вопрос риторический.

Важно, что раз подобного рода дискурс никем официально не осуждается и воспринимается широкой аудиторией как допустимый, постепенно меняется и общая тональность разговора о Великой Отечественной войне. Продолжая параллель с православной традицией, Юрий Поляков заявляет, что в советские годы уже сложился определённый канон, как в иконописи, то есть совершенная художественная форма, образец.

«Новый подход к военной теме искать не надо, он давно найден нашей великой фронтовой прозой и поэзией, запечатлен в полотнах Пластова и Коржева, в героических симфониях Шостаковича, в песнях Фатьянова, в фильмах «Летят журавли», «А зори здесь тихие…», «На войне как на войне»... Теперь главное – сохранить этот великий канон и передать потомкам», – заявил писатель в одном из недавних интервью.

Пока с сохранением канона дело движется плохо. К примеру, на федеральных телеканалах в дни празднования 75-летия Великой Победы не нашлось места для стихов поэтов-фронтовиков – Межирова, Твардовского, Гудзенко, Друниной, Слуцкого. Вместо этого зрителям предлагались наспех снятые современные сериалы, в том числе откровенно русофобская «Зулейха открывает глаза».

Нет, никто не говорит, что нужно уклоняться от обсуждения и переосмысления «сложных страниц прошлого». Речь совершенно о другом: творческие высказывания писателей, поэтов и художников не должны пробуждать у людей неприязнь и ненависть к своей истории, народу, стране. Всё-таки творчество должно быть направлено на созидание, а не на разрушение, правда?

«И если на то будет Воля Твоя, то оставь меня на некоторое время в этой моей скромной и, конечно, грешной жизни, потому что в родной моей России я узнал много печали её, но ещё не узнал до конца земную красоту, таинственность её, чудо её и прелесть», – этой молитвой открываются «Мгновения» замечательного советского писателя Юрия Бондарева (тоже, кстати, ушедшего 29 марта 2020 года тихо и незаметно: умер и умер, кому какое дело? – прим. profiok.com).

«Я далёк от того, чтобы восхищаться всем, что вижу вокруг себя; как писатель я огорчён, многое мне претит, но, клянусь моей честью, ни за что в мире я не хотел бы переменить Родину или иметь иную историю, чем история наших предков, как её нам дал Бог», – признавался Пушкин в письме Чаадаеву (октябрь 1836 года).

Большое видится на расстоянии, или Любовь от противногоНаверное, таким и должно быть у настоящего творца отношение к своим корням. Именно поэтому Пушкин и через много веков останется «нашим всем» (спасибо Аполлону Григорьеву за чудесную формулировку!), а труды Солженицына по прошествии нескольких десятилетий, возможно, будут интересовать лишь профессиональных историков (всё-таки не место произведению «Архипелаг ГУЛАГ» в школьной программе по литературе: это, честно говоря, не совсем литература – прим. profiok.com).

Увы, закончить в этой мажорной тональности помешал тревожный звоночек с книжного фестиваля «Красная площадь» (странная затея в период пандемии! – прим. profiok.com). В программе фестиваля на 07.06.2020 значится моноспектакль «Наше всё», посвящённый… Иосифу Бродскому! Выходит, за «наше всё» ещё придётся побороться… 

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.