КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ:

Адрес: 101000, Россия, Москва, Сретенский бульвар, д. 6/1, строение 1, офис 4.
Тел.: (495) 783-04-06,
         (495) 767-04-06,
         (495) 236-90-73.
Е-mail: info@profiok.com

Как нас найти?

ОТДЕЛ КАДРОВ (информация для соискателей) >>>

Новости

Российским предприятиям немножко не хватает амбиций – Алексей Рахманов

06.12.2019


Российским предприятиям немножко не хватает амбиций – Алексей РахмановНа отраслевой сессии «Машиностроение» международного форума производительности (International Productivity Forum) обсуждались пути повышения конкурентоспособности российских машиностроительных предприятий.

Форум проходил 26-27 ноября в Сколково и собрал сотни экспертов, чиновников, представителей компаний, лидирующих в сфере производительности, и предприятий, участвующих в нацпроекте «Производительность труда и поддержка занятости».

Подробности – в материале profiok.com.

Эффективность и глобальная конкурентоспособность

Мы часто слышим, что производительность труда необходимо повышать, в частности, для того, чтобы продукция компании становилась конкурентоспособной на глобальных рынках. Однако реальная жизнь устроена намного сложнее, чем её описывают в учебниках по экономике.

«Глобальная конкурентоспособность – очень относительный показатель эффективности, – считает замминистра промышленности и торговли Василий Осьмаков. – Конкурентоспособность состоит из совокупности технологических финансовых, административных и политических факторов».

По словам Осьмакова, после Сирийской войны заметно возросла конкурентоспособность российских машиностроительных компаний в Саудовской Аравии, сейчас российские компании уже проходят там сертификацию по системе поставщиков. Понятно, что предприятия за это время не сильно изменились, но фактор политического присутствия нашей страны в регионе заставил зарубежных коллег внимательнее присмотреться к нефтегазовому оборудованию, произведённому в России.

Высказывания участников сессии, комментировавших вопросы выживания предприятий в условиях антироссийских санкций, подтверждают эти слова. Правда, в разных странах к санкциям относятся по-разному. Многие не хотят терять российский рынок, и поэтому их органы внешнего экономического контроля закрывают глаза на нарушения. Другие страны, например, Германия, привыкли работать чётко по правилам, и для них санкционный режим выливается как минимум в гигантски разросшуюся отчётность, для ведения которой приходится расширять штат.

Российским предприятиям немножко не хватает амбиций – Алексей РахмановС другой стороны, появление санкций – всего лишь дополнительный внешний фактор, а такой ситуации, когда все внешние факторы окажутся благоприятными, можно и не дождаться. Поэтому, как считает вице-президент Siemens Digital Industries Software в России, СНГ и Турции Виктор Беспалов, нужно перестраивать мышление, ставить глобальные задачи, выходить на глобальный рынок. А для этого необходимо использовать наилучшие технологии, существующие на рынке».

Кстати, Siemens, как подчеркнул Беспалов, никуда уходить из России не собирается. Эта компания пришла работать в нашу страну больше полутора сотен лет назад, и сегодня участвует в большинстве крупных проектов, связанных с промышленной автоматизацией. Многие российские продукты последних лет, которыми мы по праву гордимся, созданы в решениях Siemens. Можно назвать, например, лайнеры SSJ-100 и МС-21, поезд «Ласточка», лимузин «Аурус», двигатель ПД-14.

Словом, политика политикой, но у бизнеса есть свои задачи, и он будет стремиться решать их в любой ситуации. Есть свои задачи и у государства. Для достижения устойчивого экономического роста нужны радикальные изменения в сфере машиностроения, поскольку именно эта отрасль традиционно «тянет» за собой все отрасли экономики. А значит, отрасль необходимо поддерживать.

Какой должна быть господдержка?

Василий Осьмаков напомнил, что один из национальных проектов направлен на обеспечение глобальной конкурентоспособности отечественных предприятий и российской продукции. На реализацию нацпроекта «Международная кооперация и экспорт» в период до 2024 года будет выделено около триллиона рублей, которые пойдут на льготное кредитование предприятий, организацию их участия в международных выставках и запуск других инструментов государственной поддержки.

Российским предприятиям немножко не хватает амбиций – Алексей РахмановНо дело далеко не только в финансах. Как заметил Осьмаков, «нацпроект как бы вскрыл застоявшийся нарыв административных барьеров и устаревшей регуляторики на внешнем периметре, с которыми десятилетия ничего не делалось». В итоге практически весь первый год после запуска нацпроекта ушёл, по словам замминистра, «на формирование подходов, куда копать», то есть на попытки реформирования системы торговых представительств, переход на работу с экспортёрами по принципу единого окна, разбюрокрачивание тех или иных процедур. Министр посетовал, что в этой сфере сложился «клубок из интересов разных органов, министерств и компаний», и именно эти сложности чиновник считает одним из ключевых факторов, сдерживающих конкурентоспособность российских компаний.

Что касается господдержки экспортёров, то Василий Осьмаков предлагает ориентироваться на опыт стран, которые успешно продвинулись по пути экспортно ориентированной индустриализации. Например, Кореи.

Президент Объединённой судостроительной корпорации Алексей Рахманов тоже считает, что для завоевания глобальных рынков нужна поддержка государства. Эксперт подчеркнул, что Китай и Корея продвинулись в судостроении вовсе не за счёт прозрачной и свободной торговли. «В одном случае есть особенные меры в ценообразовании, дающие возможность продавать свою продукцию дешевле. В другом случае работает программа семилетних циклов: компания агрессивно живёт на рынке, аккумулирует убытки, потом меняется акционер или госбанк запускает программу финансового оздоровления, после чего всё начинается сначала», – объяснил Рахманов, добавив, что отечественным судостроителям такая степень поддержки не требуется, но «умные» меры господдержки, помогающие развиваться, конечно, необходимы.

Помогает ли «цифра» делать продукт конкурентоспособным?

Теория гласит, что использование цифровых технологий в производстве существенно сокращает сроки разработки и снижает затраты. А что скажут практики, в частности, российские?

Российским предприятиям немножко не хватает амбиций – Алексей РахмановСтоит заметить, что Алексей Рахманов был единственным представителем отечественных компаний на этой сессии (у остальных всё так плохо или так хорошо, что нечем поделиться? – прим. profiok.om). Поэтому разговор о значении цифровизации был начат с примера ОСК.

Глава корпорации рассказал о том, что ключевые КБ, входящие в ОСК, уже несколько лет работают в едином информационном пространстве и имеют возможность обмениваться данными, в том числе помеченными грифом «совершенно секретно». По словам Рахманова, это позволило значительно сократить количество ошибок и сделало удобным и прозрачным процесс учёта изменений, внесённых в конструкцию.

Но это лишь часть работы ОСК в рамках цифровой трансформации. Концепция цифровизации корпорации включает в себя несколько десятков проектов и покрывает практически все сферы деятельности корпорации, включая инфраструктуру, финансы и управление человеческими ресурсами. В ближайшем будущем в «цифру» будет переведено моделирование и проектирование, а также взаимодействие с заказчиками и сертификация. Это позволит в значительной степени снизить затраты позволит успешно конкурировать на глобальных рынках.

Кстати, KPI в отношении цифровизации в ОСК измеряют не в количестве «оцифрованных» процессов или внедрённых решений, а… в рублях.

«KPI для нас – это экономия по времени такта или количеству часов, которые уходят на операцию, – пояснил Алексей Рахманов. – В конечном итоге всё выражается в рублях с понятным общим принципом разнесения накладных расходов. В целом мы считаем, во что обойдётся создание той или иной «железки» с доставкой её в производственный цех, это главное мерило».

Что касается современных походов к производству, то здесь мнения участников дискуссии разошлись. Алексей Рахманов выразил уверенность, что как только в России будет организован серийный выпуск порошков для 3D-печати, механообрабатывающее оборудование уже не потребуется, даже если это самые совершенные пятикоординатные станки. По словам Рахманова, 3D-печать позволяет экономить не только металл, но и время. Первый титановый винт уже был напечатан совместными усилиями ОСК и Корабелки (общепринятое название Санкт-Петербургского государственного морского технического университета – прим. profiok.com) в текущем году.

Представители зарубежных компаний, участвовавшие в дискуссии, смотрят на те же задачи несколько по-другому. Если обобщить их мнения, то окажется, что «цифра» нужна не всегда и не везде.

Российским предприятиям немножко не хватает амбиций – Алексей РахмановТак, гендиректор Ульяновского станкостроительного завода (компания DMG MORI) Алексей Антипин заверил, что традиционная мехобработка сохранится в нашей жизни ещё очень надолго, поскольку аддитивные технологии пока не могут обеспечить точность сопряжения или степень гладкости определённой поверхности.

Генеральный директор ООО «Шэффлер Руссланд» Максим Шахов напомнил, что эффективность во многом определяется соотношением стоимости труда и капитала. В России капитал в три-четыре раза дороже, чем в Германии, а стоимость труда – в пять раз дешевле. «Если в Германии всё подряд автоматизируют и смотрят, чтобы рабочих было как можно меньше, то в России того же результата можно достичь на менее автоматизированном оборудовании за счёт большего объёма ручного труда», – объяснил эксперт. Правда, это понимание филиалам немецких компаний в России практически не даёт: корпоративная политика требует соблюдения стандартов, и если в них сказано, что процесс изготовления детали должен быть автоматизирован, ни о каком ручном труде, даже дешёвом, речь не идёт. Зато в каком-то смысле выигрывают поставщики, которым приходится ориентироваться на высокие стандарты и «подтягивать» под эти требования своё производство.

Не только «цифра»

И всё же производительность и эффективность предприятия требуют разговора не только о цифровизации и автоматизации.

Алексей Рахманов рассказал, что в ОСК намечена структурная реформа. Аудит показал, что станочный парк ОСЕ превышает 22 тысячи единиц машинооборудования. Цифра гигантская, особенно если учесть, что после модернизации станков потребуется примерно в 40 раз меньше. Дело в том, что исторически компании, которые вошли в корпорацию, вертикально интегрированы, так что доля машиностроения в общем производстве ОСК довольно велика.

По словам Рахманова, общий курс структурного развития ОСК направлен в сторону создания центров компетенций. Из 17 ключевых машиностроительных предприятий в периметре корпорации останутся от силы четыре, каждое из которых получит определённую специализацию. Для этого нужно будет определиться, что целесообразно производить внутри ОСК, а что можно без особых проблем приобрести у поставщиков.

Внутри корпорации предприятия будут работать по принципу «распределённой верфи», то есть заказы будут выполняться совместно разными предприятиями ОСК в зависимости от их возможностей и загрузки.

Кроме того, ОСК движется в направлении максимальной унификации производств. Алексей Рахманов пообещал жёстко пресекать «попытки перепроектировать болты и гайки», что в вертикально интегрированных структурах часто оказывается обычной практикой.

Как измерить производительность?

Российским предприятиям немножко не хватает амбиций – Алексей РахмановПрежде чем говорить о наращивании производительности труда, стоит определиться, что вкладывается в это понятие. По мнению Максима Шахова, по каждому из понятий «эффективность», «конкурентоспособность» и «производительность» можно долго спорить о том, что именно подлежит измерению. Например, годовая выработка на одного человека в компании Schaeffler составляет в среднем 160 тысяч евро. На заводе ООО «Шэффлер Руссланд» этот показатель составляет около 100 тысяч евро. Вроде бы, маловато, но если учесть, что человек в Ульяновске обходится примерно в 4 раза дешевле, чем в среднем по компании, то оказывается, что предприятие работает весьма и весьма эффективно.

Алексей Рахманов считает, что при измерении производительности труда неплохо было учитывать отраслевую специфику. «Всё, что нам предлагает Минэкономразвития, никак не отражает реального положения вещей», – заявил глава ОСК. Он пояснил, что средний цикл строительства гражданского корабля занимает около полутора лет, военного – от четырёх до семи лет, так что подходить к предприятиям с общепринятыми критериями не очень правильно.

«Общие критерии не привязаны к физическим объёмам, – посетовал Алексей Рахманов. – Для нас правильно было бы мерить производительность труда количеством кораблей на одного человека. Да и корабли все разные. Если бы они были все одинаковые, как валенки или, скажем, автомобили, то было бы проще».

И снова о кадрах

Какая бы тема ни обсуждалась промышленниками, разговор неминуемо упирается в кадровый вопрос.

«Расхожая фраза не утратила своей актуальности: кадры до сих пор решают всё, – убеждён Алексей Рахманов. – Даже на тех участках, где людей заменят машины, те, кто будет эти машины обслуживать, будут влиять на их производительность и качество».

Глава ОСК рассказал о судостроительных классах в Нижнем Новгороде. По статистике через пять лет после окончания судостроительных вузов в профессии остаются в лучшем случае 10-15 процентов специалистов. Поэтому, по словам Рахманова, ОСК делает ставку на школьников, которые впоследствии «придут в профессию осознанно и будут понимать, ради чего они это делают».

Российским предприятиям немножко не хватает амбиций – Алексей РахмановКроме того, при одном из предприятий корпорации сохранилось учебное заведение, которое в советское время назвали бы втузом. В нём представители рабочих специальностей по вечерам получают высшее образование. Как заметил Рахманов, в будущем они смогут стать руководителями предприятий. К примеру, нынешний директор Севмаша Михаил Будниченко начинал свою карьеру с работы на предприятии в должности слесаря-монтажника.

Есть у ОСК и базовые кафедры в вузах, где предприятия корпорации «подтягивают уровень студентов под те профстандарты, которые сами же и пишут».

Помимо этого, в ОСК формируется корпоративный университет, где будут готовить специалистов к работе со сложными продуктами и современным оборудованием.

Другой важный аспект – работа с поставщиками. Строительство корабля – дело непростое, и предприятия ОСК трудятся в широкой кооперации с различными производителями. Достаточно сказать, что в «среднем» корабле используется около 200 тысяч комплектующих изделий. Чтобы достичь должного уровня качества и эффективности, приходится едва ли не насильно «воспитывать» поставщиков, внедрять на их производство новые подходы к управлению.

В самой корпорации активно внедряется производственная система и принципы бережливого производства. Здесь тоже всё упирается в кадры, причём не только в квалификацию сотрудников, но и в их мотивацию. Что важно, дело здесь не столько в «линейных» специалистах, сколько в управленцах самого высокого уровня.

«Мы делали несколько «подходов» к производственной системе, но пока не поняли, что первым лицам на предприятиях это должно быть надо, ничего так и не заработало», – поделился Алексей Рахманов. 

По окончании сессии глава ОСК пояснил порталу profiok.com, что у каждого директора завода есть своя система KPI, в обязательном порядке включающая в себя процент от выручки, полученный через внедрение производственной системы, экономию или повышения труда. «Я им сказал: у вас был год для разбега, но если после 1 января 2020 года на каком-то производственном участке у вас не окажется 5С (метод эффективной организации рабочих мест – прим. profiok.com), вы тут же увольняетесь», – рассказал Алексей Рахманов.

По словам президента ОСК, для того, чтобы на предприятиях росла производительность труда, необходимы две ключевые вещи: внедрение наилучших доступных технологий и мотивация к повышению производительности труда, причём как финансовая, так и нематериальная.

Но есть и ещё один существенный момент. «Нам, российским предприятиям, немножко не хватает амбиций, – подчеркнул Алексей Рахманов. – Жить в своём рынке мы уже научились. Но для того, чтобы понять, что можно не толкаться за крошками, а испечь новый пирог, ментальности чуть-чуть не хватает».

По мнению Рахманова, «движение наружу» автоматически сформирует и новую парадигму производственной себестоимости, и принципиально иное понимание конкурентоспособности, которая сможет вывести предприятия на более высокий технологический уровень. Аплодисменты,  раздавшиеся в зале при этих словах, дают повод надеяться, что российские предприятия движутся именно по этому пути.

Фото: пресс-служба ЦЭРС. 

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.