КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ:

Адрес: 101000, Россия, Москва, Сретенский бульвар, д. 6/1, строение 1, офис 4.
Тел.: (495) 783-04-06,
         (495) 767-04-06,
         (495) 236-90-73.
Е-mail: info@profiok.com

Как нас найти?

ОТДЕЛ КАДРОВ (информация для соискателей) >>>

Новости

МНЕНИЕ. Борьба с коррупцией: глас вопиющего

22.11.2019


Борьба с коррупцией: глас вопиющегоНесмотря на то, что борьба с коррупцией в нашей стране набирает обороты, повсеместное воровство не прекращается.

Казалось бы, тем, кто имеет доступ к государственным деньгам, уже давно пора призадуматься: если правоохранительные органы добрались до их предшественников, то доберутся рано или поздно и до них. Но, увы, на смену «обезвреженным» коррупционерам, отправившимся за решётку, тут же приходят другие.

Почему чиновники и служащие, имеющие доступ к бюджетным деньгам, не боятся воровать? Как связана коррупция с провалом национальных проектов? Почему Россия не использует успешный опыт Сингапура? Об этом – в редакторской колонке портала profiok.com.

Денег палата, да ума маловато?

Пару недель назад (11 ноября – прим. profiok.com) Владимир Путин на совещании с членами правительства сдержанно, но весьма доходчиво выразил крайнее возмущение по поводу масштабов коррупции.

Он потребовал от правительства создания прозрачной системы закупок и привёл в пример строительство космодрома Восточный, где, несмотря на десятки начатых уголовных дел, воровство продолжается.

Борьба с коррупцией: глас вопиющего«Сто раз сказано было: работайте прозрачно, деньги большие, проект носит практически общенациональный характер, – напомнил Путин. – Нет, воруют сотнями миллионов. Уже несколько десятков уголовных дел возбуждено, состоялись уже решения судов, в тюрьме люди сидят. Нет, порядка так там до сих пор не удалось навести».

Глава государства выразил надежду, что при выполнении нацпроектов, в том числе в привлечении к их реализации оборонных предприятий, заинтересованных в диверсификации, всё будет «выстроено должным образом», и добавил, что по его просьбе различные контрольные и правоохранительные органы будут тщательно контролировать ситуацию.

Конечно, странно, что президент, пребывая в узком кругу высокопоставленных чиновников, публично просит их не воровать и не давать воровать подчинённым. Видимо, другого пути если уж не совсем побороть коррупцию, то хотя бы кратно сократить её масштабы, Владимир Путин не видит.

После этого совещания пресс-секретарь президента Дмитрий Песков добавил конкретики: оказалось, что из 91 миллиарда рублей, выделенных на строительство Восточного из федерального бюджета, около 11 миллиардов рублей было похищено, а вернуть на сегодня удалось лишь 3,5 из них. За семь лет строительства космодрома были выявлены десятки тысяч нарушений, возбуждены более 140 уголовных дел, десятки человек отправились за решётку.

Но воровство продолжается, и 21 ноября 2019 года Следственный комитет сообщил о возбуждении ещё двух уголовных дел, связанных с хищениями на космодроме Восточный. Как сообщил «Коммерсантъ» со ссылкой на свои источники, хищения были совершены в ходе строительства в городе Циолковский стартовой площадки для «Ангары».

Борьба с коррупцией: глас вопиющегоУдивительного, в общем, мало. Мы уже писали о том, что в сентябре 2018 года новый глава Роскосмоса Дмитрий Рогозин подписал приказ об утверждении плана корпорации по противодействию коррупции на период с 2018 по 2020 год. Тогда мы не поленились и сравнили этот документ с аналогичным планом на 2016-2017 год, также опубликованным на сайте Роскосмоса (копии обоих приказов есть в редакции – прим. profiok.com). Каково же было наше удивление, когда оказалось, что предлагаемый перечень мероприятий повторяет предыдущий практически дословно! И это при том, что уже на тот момент было очевидно: эти мероприятия неэффективны! Словом, если что-то делается без души, то сложно ожидать впечатляющих результатов. Нет, дело даже не в Рогозине, подмахнувшем документ не читая. Наверняка у него много более срочных и более серьёзных дел, а уж это-то можно доверить подчинённым. А подчинённым в лучшем случае всё равно. И в этом беда.

А ещё беда в том, что Восточный – всего лишь один пример, пусть и невероятно яркий. Более того, в этом примере о воровстве не просто приходилось догадываться. Факты были доказаны, прошли суды, власти явно дали понять, что собираются контролировать ситуацию. Почему люди всё-таки воруют, да ещё так нагло? Уверены в безнаказанности? Утратили инстинкт самосохранения?

Вор ворует – мир горюет

Вряд ли будет сильным преувеличением утверждение, что в России не найти региона, где на чиновников высокого ранга не были бы заведены уголовные дела. Наверное, больше воровать они не стали, просто в стране на самом деле медленно, но верно разворачивается кампания по борьбе с чиновничьими злоупотреблениями, вымогательством и мошенничеством. И чем больше подобных случаев вскрывается, тем больше об этом говорится в СМИ и тем сильнее ужасают обывателя масштабы явления.

Борьба с коррупцией: глас вопиющегоВпрочем, он, обыватель, не очень-то удивлён. Он сталкивается с коррупцией едва ли не на каждом углу и прекрасно знает, что без взяток и связей (кстати, напомним, что давать взятку – такое же преступление, как брать – прим. profiok.com) в нашей стране сложно чего-то добиться.

С другой стороны, постоянно всплывающие громкие дела, казалось бы, должны были бы привести чиновников к пониманию, что наказание за коррупцию – вопрос времени. Но маячащий где-то в туманном будущем суд отчего-то воспринимается просто как риск, и власть имущие продолжают воровать, находить лазейки в законодательстве, придумывать новые схемы и использовать новые технологии (есть ли у правоохранителей возможность отслеживать, например, переводы в криптовалюте? – прим. profiok.com).

Правда, стоит признать, что государство пытается, что называется, закручивать гайки. Совершенствуется система госзакупок, заметно сократился оборот наличных денег, чиновникам запретили иметь счета за рубежом – всё это есть, но не покидает ощущение, что внедрение этих мер как минимум на шаг отстаёт от изобретательности коррупционеров. Кто-то попадается, остальные учатся на его примере и эволюционируют. Прямо как клопы: всё живое вымрет, коррупционер – выживет.

Складывается ощущение, что честно работать чиновники не могут в принципе. Борьба с коррупцией, даже если на неё направлена работа десятков тысяч сотрудников правоохранительных органов, ведётся «точечно», а свеженазначенный чиновник попадает в систему, которая формировалась десятилетиями. Вариантов немного: либо ты играешь по действующим правилам, либо система найдёт способ от тебя избавиться.

И вот что совсем печально: стоит почитать чьи-то мемуары, например, о том, как строился флот в Русско-Японскую войну, или взять в руки томик Карамзина, не говоря уже о Салтыкове-Щедрине, как быстро приходишь к выводу, что коррупция, наверное, была и остаётся частью российского менталитета. А раз так, то почему нельзя воспринимать её как нечто сродни погодным катаклизмам? Тем более, что воруют не только у нас: в том же Китае, несмотря на расстрелы, воровства меньше не становится.

К сожалению, такой подход опасен. И не потому, что воровать плохо, а потому, что коррупция может в конечном счёте разрушить страну. Она вызывает расслоение общества, она даёт народу веский повод для ненависти к конкретным чиновникам и государству в целом. И регулярные сообщения в СМИ об очередных уголовных делах не снимают напряжения: люди же знают, что в их районе, городе, в соседнем суде, в отделении ГИБДД, в больнице или школе брали и берут взятки. А непотопляемость Чубайса или, скажем, Сердюкова, окончательно лишает шансов поверить в справедливость и в искренность антикоррупционных настроений власти.

Борьба с коррупцией: глас вопиющегоЕсть и другой аспект, не менее серьёзный и важный. Главред МИА «Россия сегодня» Маргарита Симоньян недавно рассказала в эфире программы «Право знать» на ТВЦ о том, как спросила на неформальной встрече молодых губернаторов, по каким KPI – показателям эффективности – они оценивают свою деятельность. «С грустными глазами один из них ответил: у нас один KPI — не сесть», – сказала Симоньян, посетовав, что борьба с коррупцией в нашей стране сводится к посадкам, а не к многолетней национальной программе по переформатированию мозгов, начиная с детского сада.

Борьба с коррупцией: глас вопиющегоВот и думаешь, не по этой ли причине регионы никак не приступят к освоению средств, предназначенных для реализации национальных проектов. Кто только не ругает губернаторов – уж и Путин грозил, и Медведев, и депутаты негодовали, и Счётная палата волнуется, а уровень исполнения расходов федерального бюджета год за годом только падает. По данным Счётной палаты, за последние три года объём неисполняемых бюджетных расходов вырос троекратно, а средний уровень исполнения расходов по нацпроектам в текущем году едва достигает 50 процентов.

Может быть, губернаторы просто боятся прикасаться к таким огромным деньгам, понимая, что, хотят они этого или нет, придётся делиться, заносить, встраиваться в существующие схемы или придумывать свои? В конце концов, безопаснее прослыть лодырем, чем вором? В худшем случае снимут и переведут на другую работу, но ведь не посадят. Это, конечно, всего лишь гипотеза, но, согласитесь, звучит она вполне правдоподобно. Иначе просто непонятно, что за повальный пофигизм и нерадивость распространились среди региональных властей. Эпидемия, не иначе.

Связанные одной цепью

Говорят, коррупционные механизмы можно использовать в управленческих целях. Поймал чиновника или предпринимателя «на крючок» – и вот это уже не чиновник, а послушная марионетка. О том, что такими методами пользовался Борис Ельцин, даже написаны книги. Можем ли мы исключать, что эти инструменты не используются и сегодня? А если используются, то кто именно оказывается «на крючке»?

Действительно, путём многочисленных реорганизаций, усовершенствований и так далее денежные потоки перераспределились. Например, оборонные предприятия вошли в корпорации, и руководство этих предприятий лишено возможности распоряжаться средствами по своему усмотрению. Иными словами, директор завода не может сам по себе ни украсть, ни направить деньги на развитие компании. Все потоки отправляются наверх и уже там распределяются – по проектам или по карманам, тут уж как высокопоставленным «топам» совесть прикажет. Или обстоятельства. Иными словами, коррупцию просто несколько упорядочили, и доступ к денежным потокам есть далеко не у всех.

Борьба с коррупцией: глас вопиющегоНа ток-шоу «Место встречи» 12 ноября Андрей Норкин и Иван Трушкин обсуждали с экспертами возможные способы борьбы с коррупцией в России. Выступавшие вспоминали Китай, где коррупцию за счёт жёсткой системы наказаний всё же удалось загнать в приемлемые рамки, и Сингапур, где авторитарный правитель Ли Куан Ю собрался с духом и пересажал своих друзей-приятелей, оказавшихся ворами. А те, кто остался на свободе, сделали выводы.

Гости в студии также говорили о том, что в вопросах борьбы с коррупцией Владимир Путин проявляет недостаточную жёсткость и, несмотря на искреннее желание навести порядок, старается никак не затрагивать своё ближайшее окружение. Так что «неприкасаемые» коррупционеры, засевшие в самом высшем эшелоне власти, могут быть спокойны: их не тронут ни при каких обстоятельствах.

И пока это осиное гнездо никто даже не пытается ворошить, у коррупционной системы, как лернейской гидры, на месте отрубленной головы моментально возникают две, а то и три новых, рыжих наследующих все связи и договорённости. 

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.