КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ:

Адрес: 101000, Россия, Москва, Сретенский бульвар, д. 6/1, строение 1, офис 4.
Тел.: (495) 783-04-06,
         (495) 767-04-06,
         (495) 236-90-73.
Е-mail: info@profiok.com

Как нас найти?

ОТДЕЛ КАДРОВ (информация для соискателей) >>>

Новости

Итоги первой четверти. Орешкин и Кудрин обсудили барьеры на пути к национальным целям

30.10.2019


Форум стратегов, который проходит в Санкт-Петербурге 28-29 октября, открыла дискуссия между главой Минэкономразвития Максимом Орешкиным и председателем Счётной палаты РФ Алексеем Кудриным, посвящённая путям преодоления преград на пути к национальным целям.

О том, как нацпроекты ограничили свободу субъектов РФ, чем нацпроектам мешают госпрограммы и почему Орешкин посоветовал Кудрину поискать в штате Счётной палаты английского шпиона, рассказывает портал profiok.com.

Цели – ориентир, проекты – инструмент

Тема дискуссии звучала следующим образом: «Как преодолеть значимые препятствия на пути достижения национальных целей?»

Орешкин и Кудрин обсудили барьеры на пути к национальным целямИ Орешкин, и Кудрин старательно подчёркивали, что следует разделять национальные цели и национальные проекты.

«Цель – это то, чего мы должны достичь, а национальные проекты – это один из инструментов достижения целей», – объяснил Максим Орешкин. Иными словами, даже если мы успешно реализуем все национальные проекты, к достижению национальных целей это может приблизить нас весьма незначительно (есть ощущение, что пару лет назад президента, скажем так, ввели в заблуждение, заверив, что всё спланировано и посчитано – прим. profiok.com).

«У нас сейчас есть единый план достижения национальных целей. Мы по каждой национальной цели видим, в зелёной зоне мы находимся или в красной», – похвастался министр (страшно спрашивать, как же мониторинг выглядел до модернизации – прим. profiok.com).

Кстати, пока чиновники обсуждают на форумах, как бы получше организовать работу по нацпроектам, из отведённых на их реализацию шести лет полтора года уже прошло. «Это как первая четверть в школе, – провёл параллель Кудрин. – Можно перевести дыхание и осмыслить, что происходит, чтобы вторая четверть получилась более боевой».

По словам Орешкина, к национальным целям мы движемся неравномерно. Лучше всего обстоят дела с продолжительностью жизни: в этом году она составит 73,6 года и попадёт в «зелёную зону».

С национальной целью, связанной с вхождением России в пятёрку сильнейших экономик мира, и вовсе всё складывается наилучшим образом. «В официальном прогнозе МВФ в 2023 году нас уже поставили выше Германии», – доложил Орешкин. Правда, пятой экономикой мира даже по этому прогнозу мы пробудем недолго, поскольку на 2024 год, как заметил Алексей Кудрин, МВФ ставит на пятое место Индонезию. Но что нам до 2024 года, раз пока мы находимся в «зелёной зоне»?

Тем более, есть ряд позиций, которые, по словам Орешкина, пока находятся в «красной зоне», и им нужно уделять особое внимание. Объём экспорта оказался существенно ниже запланированного, а динамика рождаемости продолжает показывать отрицательные значения.

«Если что-то попадает в красную зону, надо признавать отставание, анализировать причины и изменять направления действия по каждому из треков», – продемонстрировал Максим Орешкин знание основ проектного управления.

Правда, как несколько раз подчеркнули оба участника дискуссии, для достижения национальных целей необходима не только слаженная работа по реализации нацпроектов, но и целый комплекс системных мер.

Неуправляемая система управления

Орешкин и Кудрин обсудили барьеры на пути к национальным целямОба участника дискуссии считают главной проблемой на пути к заветным целям слишком сложную систему управления национальными проектами, госпрограммами, отраслевыми стратегиями, планами и прочими программными документами.

Как отметил Максим Орешкин, расходы на национальные проекты составляют примерно десятую часть федерального бюджета, а все остальные расходы напрямую не увязаны с национальными целями развития. По словам министра, «бюджет до сих пор не вписан в проектную логику, направленную на достижение национальных целей».

Кроме того, многочисленные программные документы никак не связаны между собой. Как отметил Алексей Кудрин, сейчас у нас есть 9 национальных целей, 13 национальных проектов и 76 федеральных проектов. Федеральные проекты включаются в государственные программы, этих программ на сегодня больше 40 и готовятся новые.

Орешкин привёл в пример транспортную отрасль. Она затронута в двух национальных проектах, связанных с развитием магистральной инфраструктуры и строительством качественных дорог. В то же время действует государственная программа развития транспортной системы. По словам Орешкина, «все эти инструменты существуют одновременно и мешают видеть картину в целом».

Более того, Алексей Кудрин обратил внимание на тот факт, что по мере перехода показателей с одного уровня управления на другой они как бы размываются. В госпрограммах появляются новые показатели, и за них отвечают совсем другие люди. К тому же в нацпроекты включены текущие расходы, которые не имеют никакого отношения к проектному управлению.

По мнению Кудрина, сложившаяся система оказалась главным препятствием на пути к национальным целям. «Необходимо создание реального проектного подхода», – заключил эксперт.

Можно было бы искренне обрадоваться столь здравому выводу, если бы не одно «но». О переразмеренности системы госуправления и отсутствии проектного подхода подробно рассказывала Татьяна Голикова в 2017 году, когда ещё не было в помине никаких нацпроектов. Об этом Голикова говорила и с трибуны Госдумы, и на личной встрече с главой государства. Прошло два с лишним года, а воз, как говорится, и ныне там. Удастся ли сдвинуть его в этот раз? И, что ещё интереснее, собирается ли кто-то это делать?

Бюрократический ад

Орешкин и Кудрин обсудили барьеры на пути к национальным целямОдной из серьёзных проблем в нормальной организации работы Максим Орешкин считает избыточную отчётность и сложность бюрократических процедур. Министр признался, что даже если на «верхнем» уровне в правительстве документ согласован, любому заместителю министра под силу «отправить любой проект и любое решение в бюрократический ад».

В итоге от фактического согласования до претворения решения в жизнь проходят долгие месяцы. Это серьёзно затрудняет устранение проблем даже в тех случаях, когда есть понимание, как их решать, и ресурсы для осуществления этих действий.

Кроме того, по словам Орешкина, чиновники «закапываются» в отчётности. Только из Счётной палаты подчинённым Орешкина приходит 5-6 запросов в месяц в дополнение к отчётам, которые еженедельно отправляются по каждому национальному проекту. «Всё это происходит на бумаге, каждый раз в новой форме, под новым углом», – пожаловался министр, добавив, что отчётность собирает, конечно же, не только Счётная палата, но и прокуратура, аппарат правительства и другие ведомства.

Максим Орешкин процитировал воспоминания Кима Филби, работавшего в Ми-6 и одновременно являвшегося агентом советской разведки. Тот пишет, что его стараниями сотрудники ПГУ КГБ СССР могли работать в Великобритании «в полный рост», поскольку все сотрудники контрразведки Ми-6 были заняты написанием справок и отчётов по заданию Кима Филби. «Когда мой сотрудник начинал активно вести работу, вербовать агентуру, выявлять резидентов, я заваливал его никому не нужной бумажной рутиной, и его активность очень быстро сводилась на нет», – вспоминает Филби. Зачитав эту цитату, Максим Орешкин в шутку посоветовал Алексею Кудрину поискать среди своих сотрудников агентов иностранной разведки.

Орешкин и Кудрин обсудили барьеры на пути к национальным целям«Может быть, в таком случае начать цифровизацию всего и вся с государственного управления? – не выдержала модерировшая дискуссию Наталья Трунова, вице-президент ЦСР. – Это же делается через простую цифровую модель, и отчётность можно так настроить, что она будет автоматически отправляться в Счётную палату».

Оказалось, что некая работа в этом направлении уже ведётся. По крайней мере, как рассказал Максим Орешкин, существует некая концепция управления госпрограммами, которая «объединяет все документы» и «переводит всё на единую цифровую платформу». Внедрение должно пройти в следующем году – если, конечно, не найдётся желающих отправить этот документ в «бюрократический ад».

Свободу регионам!

Ещё один барьер на пути к светлому будущему, о котором говорили оба спикера, располагается в сфере взаимодействия федерального центра с субъектами РФ.

По словам Максима Орешкина, мероприятия по нацпроектам распределяются по регионам неравномерно, хотя все губернаторы и их команды получают одинаковые KPI. Такая ситуация зачастую ставит региональные власти в тупик: они просто не понимают, как можно достичь столь амбициозных показателей без какой-либо поддержки с федерального уровня.

Орешкин и Кудрин обсудили барьеры на пути к национальным целямАлексей Кудрин считает «сверхожидание» от этих показателей не вполне обоснованным. Наверху думают, что регионам поставили задачу и те должны её выполнить, а в регионах слабо представляют себе, как это можно сделать.

Кудрин предлагает для начала определиться, как нужно относиться к этим показателям. Стоит ли воспринимать их как плановые или можно относиться к ним как к примерным ориентирам. Если это план, то регионы, наверное, смогут бросить на его выполнение все имеющиеся ресурсы, «оголив» другие участки. Но так ли нужно к этому стремиться? «Я предостерегаю от попыток создания новой планово-административной системы без достаточных для этого условий», – резюмировал глава СП.

Эксперт отметил и другой важный тренд в отношениях федерального центра с регионами. По его мнению, переход к нацпроектам серьёзно ограничил самостоятельность субъектов РФ. Дело не только в излишней зарегулированности, но и в том, что, получая трансферты из бюджета, регионы оказываются связаны жёсткими обязательствами и не могут расходовать средства в соответствии со своими локальными приоритетами. По словам Кудрина, из 2,5 триллиона рублей, направляемых из федерального бюджета в регионы, только 800 млрд рублей субъекты РФ могут расходовать по собственному разумению.

Проектное управление требует достаточно большого уровня свободы, считают эксперты. А значит, нужно дать эту свободу субъектам РФ, повысив их гибкость в выборе направлений для расходования средств.

Юрий Смыслов«Очень похожая ситуация наблюдается уровнем ниже – в предприятиях и корпорациях, – пояснил порталу profiok.com заместитель директора Центра экономического развития и сертификации (ЦЭРС ИНЭС) Юрий Смыслов. – Мы много работаем с оборонными предприятиями и на протяжении вот уже нескольких лет наблюдаем, как компании ОПК под предлогом повышения эффективности интегрируют в корпорации. На деле это означает, что генеральный директор предприятия вообще не имеет возможности распоряжаться средствами так, как это, по его мнению, необходимо для компании. При таком подходе странно ожидать от него каких-то прорывов, инноваций и захвата рынков. Плановый подход, бесспорно, имеет право на существование, но тогда его надо распространять на весь спектр задач и ставить всех участников рынка в равные условия».

Рост в «жёлтой зоне»

По оценкам Счётной палаты, по итогам года темп роста экономики не выйдет за пределы полутора процентов ВВП. Минэкономразвития снизило прогноз с 2,1 до 1,7 процента. Тем не менее, в прогнозе на 2021 год значится рост в размере 3,1 процента ВВП.

По мнению Алексея Кудрина, одними лишь нацпроектами добиться такого рывка не получится. Тем более, что темпы роста инвестиций явно недостаточны, причём такая ситуация сохраняется уже на протяжении шести лет.

«Национальные проекты не дадут рывка в развитии экономики, – считает Кудрин. – Нужен более широкий круг системных мер структурного, институционального характера».

Максим Орешкин в ответ призвал не путать прогнозы и целевые показатели. В этом году, по его словам, мы «примерно выходим» на запланированные 1,3 процента. А вот в 2020 году возможно снижение темпов роста, и тогда экономический рост перейдёт из зелёной зоны в жёлтую (не в красную, потому что 1,7 и 2 процента – это «примерно рядом»).

Орешкин считает, что рост ускорится после того, как экономика отреагирует на снижение ключевой ставки ЦБ, но процесс этот, по его словам, будет проходить медленно и займёт определённое время.

Что касается системных мер, то Орешкин упомянул регуляторную гильотину и совершенствование контрольно-надзорной деятельности, стабилизацию регулирования тарифов, создание прозрачной методики отбора инфраструктурных проектов и другие меры, включая создание гарантированного пенсионного продукта (да-да, проще взять деньги у граждан, чем заработать – прим. profiok.com).

Однако министр подчеркнул, что от структурных реформ не будет никакого толка, пока не будет обеспечен необходимый уровень кредитного предложения. Он выразил удовлетворение политикой ЦБ, снизившего процентную ставку, однако заметил, что «на кредитном предложении эти действия, к сожалению, пока не отражаются» (зато отражаются на избыточной рекламе кредитов для пенсионеров – прим. profiok.com).

В целом же Орешкин считает, что запущено уже достаточное количество реформ, теперь главное довести каждую из этих инициатив до успешного завершения.

Управленцы, начните с себя!

В финале многоплановая дискуссия, как это часто бывает с разговорами на подобные темы, свелась к ключевому вопросу: к качеству управления.

Орешкин и Кудрин обсудили барьеры на пути к национальным целямАлексей Кудрин долго убеждал Орешкина (он-то тут при чём? – прим. profiok.com), что важно наращивать расходы на образование, ставил в пример развитые «инновационные» страны и пришёл к выводу о том, что без реформы системы образования никаких ощутимых результатов мы не достигнем.

Он рассказал об уроках по технологиям в школах – проекте, который он активно продвигал, будучи руководителем ЦСР. Предполагалось, что школьников начнут знакомить с новыми технологиями и формировать у них новое мышление, что им будут преподавать азы программирования и робототехники. На деле же изменилось только название предмета в школьных программах, а по сути уроки по технологиям остались обычными уроками труда.

Максим Орешкин согласился, что образование должно оставаться приоритетом, но заметил, что наращивать расходы на эту сферу можно только тогда, когда появится уверенность, что «за каждым рублём стоит качество». А если существующая система не готова воспринять новые проекты и должным образом их реализовать, то наращивать финансирование бессмысленно, считает Орешкин. Начинать надо с изменений в системе управления.

«Пока система управления неэффективна, можно сколько угодно давать посыл сверху и заливать её деньгами, – пояснил министр. – Всё равно всё будет заканчиваться уроками труда».

По словам Орешкина, механическое увеличение расходов будет снова и снова разбиваться об «управленческий айсберг». Причём управленческая проблема, как считает глава МЭР, существует не только в государственной системе. Во многом сказанное выше касается и частных компаний. «К сожалению, у нас нет достаточной массовой управленческой квалификации для того, чтобы добиваться результатов», – констатировал министр.

Максим Орешкин считает, что на преодоление этого барьера могут уйти годы, поскольку для этого нужны «поколенческие изменения». Качество управления необходимо повышать, причём делать это надо на всех уровнях как в государстве, так и в частном секторе. Для этого нужно распространять лучшие практики и регулярно повышать управленческие компетенции, а также холить и лелеять «правильные управленческие ростки».

Дискуссия, бесспорно, удалась. Особенно интересно было послушать про иностранных агентов. Впрочем, не менее интересно, как оба спикера оценивают собственный управленческий уровень, а также удастся ли им добиться воплощения в жизнь хотя бы части из озвученных планов, не дожидаясь смены поколений. Ведь о том, что нужно переходить к новым управленческим технологиям, Максим Орешкин заявлял ещё несколько лет назад. А пока господа, стоящие у руля, упражняются в риторике на бесчисленных форумах, граждане ждут светлого будущего. Дождёмся ли?

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.