НАШ ПАРТНЁР:

ООО «Сибпромстрой-Югория», Ханты-Мансийский автономный округ-Югра, г. Сургут

ООО «Сибпромстрой-Югория», Ханты-Мансийский автономный округ-Югра, г. Сургут

Все партнёры >>>

ФОТО ИЗ ГАЛЕРЕИ

Закрытый деловой ужин для руководителей кадровых служб. 11.10.2013

Закрытый деловой ужин для руководителей кадровых служб. 11.10.2013

Все фотографии >>>

КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ:

Адрес: 101000, Россия, Москва, Сретенский бульвар, д. 6/1, строение 1, офис 4.
Тел.: (495) 783-04-06,
         (495) 767-04-06,
         (495) 236-90-73.
Е-mail: info@profiok.com

Как нас найти?

ОТДЕЛ КАДРОВ (информация для соискателей) >>>

КУльтпросвет

План и прогноз: вехи истории

<< КУльтпросвет

14.12.2018

План и прогноз: вехи историиВ июле 2018 года исполнилось 110 лет со дня рождения выдающегося советского экономиста Анатолия Николаевича Ефимова.

Современный экономист Виктор Пчёлкин уверен, что многие идеи Ефимова, занимавшегося в советские годы совершенствованием системы планирования, а также опыт его предшественников, на который опирался учёный, вполне применимы для решения актуальных задач. Подробности – в материале profiok.com.

Генетики и телеологи

В 1920-х годах перед отечественными экономистами встала задача создания единого плана развития всей страны. Таких масштабных задач до тех времён в России не решали – за исключением разве что плана ГОЭЛРО, появившегося в 1920 году. Неудивительно, что эксперты-экономисты начали выдвигать разные концепции, зачастую различающиеся радикально. Учёные и аналитики того времени по-разному представляли себе многие ключевые положения – от грядущих темпов развития экономики страны до источников накопления. Однако основное противоречие, возникшее между учёными, касалось отношения к планированию – вернее, к соотношению директивного и «рыночного» подходов к разработке планов. Эти подходы русский философ и экономист Владимир Александрович Базаров определил как «телеологический» и «генетический».

Телеологи были сторонниками управляемых или, по крайней мере, «направляемых» процессов. По их логике следовало сначала формулировать цели и задачи развития экономики (например, развитие средств обороны или достижение высоких темпов индустриализации), а потом уже приступать к разработке плана, который обеспечил бы выполнение этих задач. Управлять при этом предполагалось директивными методами, не допуская отклонений от детального плана.

План и прогноз: вехи истории«Генетический» подход означал предварительный анализ объективных, то есть происходящих стихийно, процессов в экономике. При составлении планов предлагалось опираться на выявленные тенденции, используя естественное развитие рыночной экономики, то есть, образно говоря, плыть по течению, «подруливая» при помощи плана.

И генетики, и телеологи полагали, что для подъёма экономики страны следует развивать промышленность. Тут расхождений не было. Не было споров и на этапе, когда использовались старые предприятия, то есть не было необходимости в крупных вложениях. А когда резерв старых заводов и фабрик был исчерпан, появилась необходимость строить новые. Вот тут-то и встал вопрос, откуда брать для этого средства и какими должны быть темпы индустриализации.

К сожалению, в сугубо экономическую сферу вмешалась политика, ведь принятые решения касались не только промышленного развития страны, но и самой идеологии этого развития. К концу 1930-х годов сторонники «генетического» подхода – Владимир Александрович Базаров, Николай Дмитриевич Кондратьев (автор популярной ныне теории экономических циклов), Александр Васильевич Чаянов – были репрессированы.

В середине 1920-х среди экономистов обсуждалась и идея межотраслевого анализа, высказанная применительно к плановой экономике экономистом Василием Васильевичем Леонтьевым, впоследствии получившим Нобелевскую премию. Но признание пришло к этому учёному много позже. Он покинул Советский Союз, когда Сталин нелицеприятно отозвался о его «игре в цифири».

План и прогноз: вехи историиПланы первых пятилеток, начиная с 1920-х годов, содержали следы обоих подходов. В них была сделана попытка сбалансировать развитие различных отраслей и потребностей народного хозяйства, согласовывать развитие промышленности с развитием сельского хозяйства, а лёгкой промышленности – с тяжёлой. Затем возобладал директивный подход к развитию экономики, и сейчас уже сложно сказать, не это ли помогло мобилизовать все ресурсы страны для создания материально-технической базы, которая обеспечила победу в Великой Отечественной войне.

Предвосхищая вопрос о том, к чему всё это было рассказано в статье о советском экономисте Ефимове, поясним, что Анатолий Николаевич Ефимов в 1950-1960-е годы опирался на труды своих предшественников. В 1955 году он возглавил Научно-исследовательский экономический институт (НИЭИ) при Госплане СССР и имел возможность изучать труды «генетиков», оформляя для этого специальные запросы. Официальной реабилитации «генетиков» Ефимов так и не дождался: он умер 18 июля 1987 года, а решение о реабилитации учёных было принято Верховным судом за два дня до этого. Поэтому Ефимов не мог официально ссылаться на материалы 1920-х годов, но считал, что концепции «телеологов» и «генетиков» вполне совместимы, что и было доказано всей его деятельностью.

План как инструмент развития

С тех пор, как Анатолий Николаевич Ефимов возглавил НИЭИ, в истории отечественной экономики – точнее, в истории планирования – начался принципиально новый этап, пишет Виктор Пчёлкин.

План и прогноз: вехи историиЕфимов придерживался диалектических взглядов и считал, что в анализе любого явления нужно принимать во внимание уроки исторического развития. Поэтому одним из способов решения текущих проблем для Ефимова был исторический анализ. Из тех же соображений учёный, как формулирует Виктор Пчёлкин, «никогда не разделял слепой веры в магическую силу плана, как и в чудодейственные возможности рынка».

К середине 1950-х, когда Анатолий Николаевич Ефимов стал директором НИЭИ, избыточная централизация стала снижать эффективность управления народным хозяйством. Масштаб экономики нарастал, межотраслевые связи усложнялись, и разрабатывать пятилетние планы по старинке или обойтись «косметическими» поправками к методике было уже невозможно. К тому же Госплан СССР к тому времени начал утрачивать вес, нередко подчиняясь единоличным указаниям «сверху».

Поэтому Ефимов стал искать кардинально новое решение – и нашёл его в дискуссиях 1920-х годов. Учёный взял за основу созданную в 1920-х годах идею межотраслевого баланса и уже к концу 1955 года выступил с докладом на расширенной коллегии Госплана СССР, обосновав необходимость использования этой методики.

Ефимов стремился сбалансировать производство и распределение продукции, связать в одно целое общеэкономические и материальные пропорции производства, связать отраслевые показатели с общими параметрами роста экономики на пятилетнюю перспективу.

Им же была введена система непрерывного планирования. Создавались три связанных друг с другом плана: генеральный – на 12–15 лет, перспективный – на пять лет, а также годовой.

Анатолий Николаевич Ефимов считал, что планирование – могучий инструмент развития для любой социально-экономической системы, но при этом оно, как и всякий инструмент, должно находиться в умелых руках. «Само по себе планирование не гарантирует качества плана, – излагает мысли Ефимова Виктор Пчёлкин. – Важно, кто стоит за разработкой плана, важны цели плана и мастерство их достижения».

Наверное, из этих соображений Ефимов с особой тщательностью подходил к отбору кадров в свой институт. Он не боялся брать на работу учёных, которые ранее были репрессированы. Он приглашал талантливую молодёжь, принимал в коллектив маститых учёных независимо от их конкретных экономических предпочтений и взглядов. Благодаря сложившемуся творческому коллективу и личности Ефимова НИЭИ стал лучшим экономическим центром страны, утверждает Виктор Пчёлкин.

Разработки межотраслевого баланса, выполненные под руководством А.Н. Ефимова, в 1968 году были удостоены Государственной премии СССР.

Прогноз как основа плана

Другим направлением деятельности Научно-исследовательского экономического института стало научное прогнозирование. Ефимов считал, что в основе реальности прогноза лежит понимание сути долгосрочных тенденций экономического, научного, технического развития страны. Экономистам, занимавшимся прогнозированием, было поручено учитывать и отслеживать именно тенденции, а не отдельные события или факты.

План и прогноз: вехи историиПрогнозировали всё: развитие внешнеэкономических связей, уровень жизни граждан, размещение производительных сил, необходимые капитальные вложения, цены, воспроизводство рабочей силы и основных производственных фондов и так далее. После составления прогнозов можно было переходить к разработке планов развития на их основе.

Центров подготовки прогнозов в НИЭИ было два, и руководили ими сторонники различных подходов к прогнозированию. В одном с помощью межотраслевого баланса изучались структурные сдвиги в экономике, в другом анализировался и адаптировался для СССР опыт развитых стран.

Руководитель одного из этих центров, Александр Иванович Анчишкин, впоследствии стал академиком АН СССР и членом коллегии Госплана, а также возглавил Институт экономики и прогнозирования научно-технического прогресса – ныне Институт народнохозяйственного прогнозирования РАН.

* * *

«В условиях перехода России к современной рыночной экономике многие подходы, идеи и концепции могли бы быть использованы, несмотря на временную удалённость», – резюмирует Виктор Пчёлкин.

Может быть, в стремлении в очередной раз кого-то догнать и перегнать наши современные стратеги забывают о том, что план – всего лишь инструмент?

Статья ведущего научного сотрудника Института макроэкономических исследований Всероссийской академии внешней торговли Минэкономразвития РФ В.А. Пчёлкина опубликована в журнале «Экономические стратегии» (номер 5 за 2018 год) под заголовком «Академик А.Н. Ефимов, дебаты 1920-х годов и некоторые проблемы современности».