МНЕНИЕ:

23.11.2017 МНЕНИЕ. Трудности перевода, или Новоуренгойские школьники в бундестаге: что это было?
Почему всё внимание обращено на Николая Десятниченко, а выступления его одноклассниц остались за кадром? О чём говорили в бундестаге немецкие школьники? На эти и другие вопросы отвечает портал profiok.com.


01.11.2017 Зарплаты и цены: статистика и реальность
Руководство страны в последнее время часто повторяет, что кризис закончился, инфляция снижается, ВВП вот-вот начнёт увеличиваться. Отчего же население никак не почувствует улучшений? Об этом – в материале profiok.com.


18.10.2017 МНЕНИЕ. Цифровая экономика: ориентиры и миражи
Зачем России цифровая экономика? В чём разница между цифровизацией и оцифровкой? Какие проблемы ставит перед нами цифровое будущее и сможем ли мы их решить? Этим вопросам посвящена редакторская колонка портала profiok.com.


28.08.2017 МНЕНИЕ. Молодёжь в фокусе или фокусы с молодёжью?
В последнее время государство задумалось о том, как вести себя с молодёжью. Сохранится ли преемственность ценностей, которые у единого народа должны передаваться из поколения в поколение? Этим вопросам посвящена редакторская колонка портала profiok.com.


11.08.2017 МНЕНИЕ. Следите за руками, или Хотят ли власти диалога?
Как государственные органы повышают открытость и прозрачность? Зачем министру твиттер? Стоит ли чиновникам стремиться в соцсети? Решит ли это проблемы граждан? Этим вопросам посвящена редакторская колонка портала profiok.com.


07.06.2017 Татьяна Голикова: «К госслужащим должны предъявляться высокие требования»
Глава СП РФ в последнее время высказалась по многим вопросам, связанным с развитием российской экономики. Подробности – в материале profiok.com.


29.05.2017 МНЕНИЕ. О государстве и культуре, или Истерика как форма диалога
Ситуация с «Гоголь-центром», безусловно, неприятная. Но явно не совпадает по значимости с истерикой, которая наблюдается вокруг неё.


НАШ АДРЕС:

101000, Россия, Москва, Сретенский бульвар, д. 6/1, строение 1, офис 4.
Тел.: (495) 783-04-06,
          (495) 236-90-73,
          (495) 767-04-06.
Е-mail: info@profiok.com

Как нас найти?

Новости

Программа «5-100»: рейтинги – не самоцель!

06.04.2016


Конкурентоспособность вузов: рейтинги – не самоцель!Уже третий год министерство образования занимается реализацией программы повышения конкурентоспособности отечественных вузов, запущенной по инициативе российского президента Владимира Путина (майский указ 2012 года «О мерах по реализации государственной политики в сфере образования и науки»). К 2020 году пять вузов – участников программы «5-100» должны войти в первую сотню лучших высших учебных заведений мира. Министерством образования была разработана программа «5-100», в рамках которой вузы-участники получают дополнительные бюджетные средства. На сегодня в программу входит 21 вуз, за период с начала 2013 года израсходовано около 30 миллиардов рублей. В 2016 году участникам проекта будет выделено ещё более 10 миллиардов рублей.

Достижимы ли поставленные цели? К чему приведёт реализация программы «5-100»? Нужен ли России собственный международный рейтинг вузов? На эти вопросы однозначных ответов пока нет. Ниже мы попытались кратко изложить разные мнения и подходы.

Счётная палата: эффективность под вопросом

Конкурентоспособность вузов: рейтинги – не самоцель!В январе 2016 года глава Счётной палаты Татьяна Голикова обнародовала результаты проверки выполнения программы «5-100». Аудиторы отметили недостаточный контроль хода выполнения программы со стороны ведомства Ливанова. По их мнению, бюджетные средства расходуются неэффективно: нормативная база не проработана, алгоритм получения вузами тех или иных объёмов финансирования непрозрачен (тайное голосование).

Ни один из вузов, участвующих в программе, пока даже не приблизился к первой сотне мировых рейтингов – при том, что времени до 2020 года остаётся немного. Более того, поскольку Минобрнауки заключало с каждым вузом отдельный договор, некоторые из них вообще «потеряли» пункт о необходимости попадания в топ-100. Например, в договоре с Самарским аэрокосмическим университетом фигурирует трёхсотое место, а в договоре с ВШЭ позиции в рейтингах вообще не упоминаются. Методику, по которой рассчитывается эффективность вуза, разработали только в конце 2014 года, хотя средства были выделены намного раньше. Интересно, что даже сейчас, когда Минобрнауки определило семь ключевых показателей успешности вуза, не обходится без странностей. Так, высокие средние баллы ЕГЭ абитуриентов вуза являются одновременно и критерием, по которому вуз включается в программу, и показателем его успешности в рамках «5-100».

Конкурентоспособность вузов: рейтинги – не самоцель!В этой неразберихе ректоры участвующих в проекте вузов трактуют любую неопределённость в свою пользу. По заключению аудиторов, «основное направление использования вузами предоставляемых субсидий – заработная плата». В среднем на зарплату финансируемые по программе вузы потратили около 60% перечисленных средств. Возврата полученных вузами средств в случае недостижения вузами плановых показателей не предусмотрено. Тем не менее, некоторые вузы ухитрились установить плановые показатели на 2015 год ниже уже достигнутых в 2014 году. По оценкам аудиторов, продвижение вуза на один пункт в мировых рейтингах обходится государству в сумму от 10 до 180 миллионов рублей.

Как заявила на коллегии Счётной палаты Татьяна Голикова, министерству образования необходимо как можно скорее разработать и утвердить нормативную базу и пересмотреть показатели эффективности, сделав упор на вкладе вузов в российскую экономику и эффективности расходования выделенных средств. Сложившаяся на сегодня ситуация, по мнению Голиковой, «создаёт риски неисполнения указа президента».

Минобрнауки: всё идёт по плану

Конкурентоспособность вузов: рейтинги – не самоцель!В ведомстве Ливанова к критике со стороны Счётной палаты отнеслись спокойно. Основное содержание ответов министра образования на вопросы различных СМИ выражается одной фразой: судить о результатах рано, до 2020 года ещё далеко. Как пояснил Ливанов на «правительственном часе» в Думе, каждый вуз работает в соответствии со своей «дорожной картой». По его словам, в продвижении российских вузов в международных рейтингах уже есть «определённые результаты», несмотря на то, что Россия потратила всего 30 миллиардов рублей, в то время как другие страны тратят на аналогичные цели во много раз больше.

Кроме того, как подчёркивает Ливанов, программа повышения конкурентоспособности вузов включает в себя целый ряд направлений, по многим из которых есть существенный рост. Так, за два года удвоилось количество иностранных студентов в российских вузах, на 70% вырос объём научных публикаций. «Это для нас важнее, чем позиция конкретного вуза в конкретном рейтинге», – заявил глава Минобрнауки в интервью РБК – «важны системные изменения, мотивирующие наши ведущие университеты усиливать свои позиции в мире».

Рейтинги: цифровой калейдоскоп

Конкурентоспособность вузов: рейтинги – не самоцель!Заметим, что ни в указе президента, ни в разработанных министерством образования документах по программе «5-100» нет чёткого указания, о каких именно рейтингах идёт речь. Вроде бы, ведомство Ливанова официально говорит о трёх авторитетных рейтингах: Quacquarelli Symonds (QS), Times Higher Education (THE) и так называемый Шанхайский рейтинг – Academic Ranking of World Universities (ARWU).

В рейтинг Times сегодня входят девять российских университетов, в QS – двенадцать (в 2012 году было восемь). Поясним, что речь идёт не о первой сотне позиций, а просто о включении вуза в рейтинг.

Как пояснил порталу Lenta.ru заместитель министра образования Александр Повалко, «все рейтинги, кроме Шанхайского, очень субъективны». Помимо прозрачных показателей, связанных с характеристиками преподавательского состава, доходами вузов и наукометрическими показателями, в них есть и экспертные оценки, а значит, достижение конкурентных позиций в таких рейтингах требует, как минимум, большой работы по продвижению бренда учебного заведения. Российские вузы в мире пока ещё известны не очень широко. Кроме того, многие международные рейтинги рассчитаны на многопрофильные университеты, а в России много отраслевых вузов – инженерных, медицинских и т.д. По «отраслевым» показателям эти вузы могут претендовать на хорошие позиции (например, НГУ и МИФИ в 2015 году заняли соответственно 86-е и 36-е место в рейтинге THE по физике), а в «общих» рейтингах, конечно, отстают. Впрочем, есть предметные области, в которых Россия находится пока «в стадии догоняющего развития» – например, биомедицина.

Конкурентоспособность вузов: рейтинги – не самоцель!Пока в трёх выбранных рейтингах позициями российских вузов похвастаться сложно, а перечень рейтингов, в которых требуется занять лидирующие позиции, официально не утверждён, Минобрнауки иллюстрирует результаты программы повышение конкурентоспособности отечественных вузов логичным и малозатратным способом: создавая информационный шум. Так, на сегодня известно, что 13 российских вузов входят в топ-800 университетов рейтинга THE, МГУ занимает 108-ю строку в рейтинге QS, 15 российских университетов попали в рейтинг вузов The BRICS & Emerging Economies Rankings, 7 отечественных вузов вошли в топ-1000 рейтинга Webometrics Ranking of World Universities, где МГУ занимает 134-е место, СПбГУ – 452-е, а Самарский аэрокосмический университет, поднявшись на 216 позиций по сравнению с прошлым годом, занял 2413-е место. Известно также, что пять российских университетов вошли в топ-200 рейтинга Best universities in Europe 2016 подготовленного THE, и что 17 отечественных вузов занимают 71 позицию в полной версии рейтинга QS, при этом попав на 20 строчек предметных рейтингов. Кстати, МГУ и Санкт-Петербургский университет в программу «5-100» не вошли, они развивают конкурентоспособность по собственным программам.

Сложно разобраться, правда? Неудивительно, что первоапрельская шутка ТАСС о попадании российских вузов в топ-100 «Глобального рейтинга удачливых университетов» (Fortunate 500 World University Rankings), составляемого на основе безупречной методологии рандомизации (случайной выборки), несмотря на дату, была легко растиражирована целым рядом СМИ, включая телеканал «Мир 24» и радио «Говорит Москва». Привычное дело: какие-то вузы вошли в какой-то рейтинг, в какой именно – никто уже и не вникает.

«В последнее время у нас страшно увлекаются рейтингами. Но, когда мы говорим о Кембридже, мы ведём речь не про его рейтинг, а про то, сколько он подготовил нобелевских лауреатов и какие там были сделаны открытия. Мы должны судить не по рейтингам, не по формальным вещам, а по реальным достижениям, которые меняют нашу экономику и систему образования», – считает лауреат Нобелевской премии, академик РАН Жорес Алфёров.

О привлечении иностранных студентов

Конкурентоспособность вузов: рейтинги – не самоцель!5 апреля 2016 года на сайте министерства образования появилось сообщение о том, что проектный офис «5-100» (ого! уже проектное управление внедрили – profiok.com) запустил сайт studyinrussia.ru, нацеленный на привлечение иностранцев в российские вузы. На трёхъязычном (русский, английский, китайский) сайте размещены несколько тысяч доступных иностранным студентам образовательных программ и пошаговая инструкция для поступления в российские вузы.

Заметим, что за годы, прошедшие с момента развала СССР, разрушилась и довольно успешная советская система обучения зарубежных студентов. В привлечении иностранцев к обучению в отечественных вузах есть гораздо больше плюсов, чем может показаться. Это не только экономический интерес, хотя, конечно, они платят за обучение. Это и возможность обучить молодых и перспективных специалистов русскому языку, и формирование у них лояльного отношения к стране, где они обрели специальность и провели лучшие годы.

К сожалению, сегодня иностранные студенты в Россию не торопятся. Если СССР был второй страной после США по обучению иностранцев, то Россия сейчас практически в хвосте: у нас обучаются лишь 2% от всех иностранных студентов, желающих получить образование за пределами родных стран. Даже абитуриенты из стран СНГ предпочитают России Китай, Турцию или Японию.

На недавнем круглом столе в Госдуме замминистра образования Вениамин Каганов рассказал о беседе с послом Боливии, учившемся в СССР. Дипломат вспомнил, что во времена его учёбы ему хватало стипендии, которую он получал в советском вузе. Сегодня это, к сожалению, невозможно. И таких проблем немало: иностранцы недовольны условиями жизни в общежитиях, уровнем жизни в российских городах.

Тем не менее, в России сегодня учатся студенты из Европы, Азии (Индонезия, Вьетнам, Китай) и стран СНГ. В последнем случае, по словам советника президента РФ Сергея Глазьева, не последнюю роль играет взаимодействие вузов, работающих на постсоветском пространстве. Так, в МАДИ доля студентов из СНГ в настоящее время составляет 66%, то есть две трети.

О непредвиденных последствиях

Конкурентоспособность вузов: рейтинги – не самоцель!Есть целый ряд экспертов, полагающих, что реформа российского образования – дело рук западных спецслужб, преследующих собственные цели. Подобные выкладки обладают некоторой параноидальностью, тем не менее, отметим некоторые аспекты проекта «5-100», на которые министерство образования по каким-то причинам не обращает внимания.

Во-первых, участие вуза в проекте «5-100» плохо сочетается с работой базовых кафедр на предприятиях, поскольку один из критериев попадания вуза в рейтинг – научная работа, проводимая непосредственно в стенах вуза, а не «на стороне». Так, преподаватели Физтеха жалуются на отрыв науки от производства и значительное сокращение объёма практической научной работы.

Во-вторых, сетует доцент МГИМО Ольга Четверикова, в соответствии с программой, треть программ в университетах должна читаться на английском языке. На английском же должны быть опубликованы научные работы аспирантов. Лучшие вузы – главным образом, технические, готовящие, в том числе, кадры для оборонно-промышленного комплекса России, вдруг начали привлекать иностранных преподавателей, принимать иностранных студентов, переходить на международные стандарты, встраиваться в глобальный рынок образовательных услуг. К 2020 году, пишет Четверикова, не менее 10% преподавателей и 15% студентов в вузах, входящих в программу, будут гражданами других государств.

Следовательно, можно вести речь как об изменении российского менталитета, так и о недополучении отечественной экономикой квалифицированных кадров. Англоязычная среда, к сожалению, только упрощает иностранным корпорациям пути к переманиванию талантливых студентов. Разумеется, выступать против глобализации или за полную изоляцию российской науки и образования в XXI веке никто не станет, но поводы для раздумий, очевидно, есть серьёзные.

Комментарий profiok.com

Юрий Смыслов«При наличии большого количества предложений на рынке всегда возникает потребность ранжирования, – комментирует заместитель директора Центра экономического развития и сертификации (ЦЭРС ИНЭС) Юрий Смыслов. – Можно критиковать методику, сомневаться в справедливости оценок по различным критериям, высказывать недоверие той или иной экспертной группе, но несколько сущностей невозможно сравнить, не приведя их к какому-то общему знаменателю, к единым правилам оценки. Поэтому рейтинги будут существовать всегда. Если мы говорим о конкурентоспособности российских вузов на мировом рынке, то задача – выбрать те, которым можно доверять и которым доверяет мир. Другое дело, что необходимо помнить: позиции в рейтингах – лишь один из многих показателей конкурентоспособности учебных заведений. Вхождение в топы международных рейтингов – не окончательная, а лишь промежуточная цель. Впрочем, судя по шумихе вокруг рейтинговых позиций, ранжирование целей – искусство, которое чиновникам Минобрнауки ещё только предстоит освоить».

В конце 2015 года ректор МГУ Виктор Садовничий, возглавляющий Российский союз ректоров, предложил создать в России собственный мировой рейтинг качества образования – честный, независимый и «признанный мировым сообществом». Подобные мысли не раз озвучивала и глава Совета Федерации Валентина Матвиенко. По её мнению, российские вузы «должны не гнаться за международными рейтингами, а создавать свои». Всё бы хорошо, но пока чиновники министерства образования никак не разберутся с оценкой качества образования в российских вузах. Действующий мониторинг качества образования не устраивает ни работодателей, недовольных уровнем подготовки выпускников, ни самих студентов, оценивающих вузы по критериям, которые не приходят в голову экспертам Минобра: например, по стоимости обучения, состоянию корпусов и аудиторий, условиям жизни в общежитиях, коррупцией, возможностью трудоустройства и так далее. Если же опросить работодателей – наверняка получится совсем другой рейтинг с другими критериями оценки. 

Работодателю безразлично, сколько научных публикаций в год у преподавателей вуза, готовившего специалиста для конкретного предприятия. Компаниям нужны рабочие руки и светлые головы, наполненные необходимыми знаниями и навыками, а не дипломы об окончании престижного вуза. Словом, хорошо бы министерству образования для начала озаботиться конкурентоспособностью вузов на внутреннем рынке, а потом уже форсировать международные.

Фото: пресс-служба ЦЭРС.

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.