МНЕНИЕ:

18.10.2017 МНЕНИЕ. Цифровая экономика: ориентиры и миражи
Зачем России цифровая экономика? В чём разница между цифровизацией и оцифровкой? Какие проблемы ставит перед нами цифровое будущее и сможем ли мы их решить? Этим вопросам посвящена редакторская колонка портала profiok.com.


28.08.2017 МНЕНИЕ. Молодёжь в фокусе или фокусы с молодёжью?
В последнее время государство задумалось о том, как вести себя с молодёжью. Сохранится ли преемственность ценностей, которые у единого народа должны передаваться из поколения в поколение? Этим вопросам посвящена редакторская колонка портала profiok.com.


11.08.2017 МНЕНИЕ. Следите за руками, или Хотят ли власти диалога?
Как государственные органы повышают открытость и прозрачность? Зачем министру твиттер? Стоит ли чиновникам стремиться в соцсети? Решит ли это проблемы граждан? Этим вопросам посвящена редакторская колонка портала profiok.com.


07.06.2017 Татьяна Голикова: «К госслужащим должны предъявляться высокие требования»
Глава СП РФ в последнее время высказалась по многим вопросам, связанным с развитием российской экономики. Подробности – в материале profiok.com.


29.05.2017 МНЕНИЕ. О государстве и культуре, или Истерика как форма диалога
Ситуация с «Гоголь-центром», безусловно, неприятная. Но явно не совпадает по значимости с истерикой, которая наблюдается вокруг неё.


26.05.2017 МНЕНИЕ. Новый план по развитию экономики: выживет ли народ?
Правительство и администрация президента готовят план развития страны на ближайшие 10-20 лет. Намёков на заметное улучшение уровня жизни граждан не прослеживается.




05.04.2017 МНЕНИЕ. Производительность труда: фактор развития или сюр?
В последнее время руководство страны очень часто говорит о необходимости повышения производительности труда. Что это такое в современной России, как измерить этот показатель и зачем добиваться его роста?


НАШ АДРЕС:

101000, Россия, Москва, Сретенский бульвар, д. 6/1, строение 1, офис 4.
Тел.: (495) 783-04-06,
          (495) 236-90-73,
          (495) 767-04-06.
Е-mail: info@profiok.com

Как нас найти?

Новости

Олег Бочкарёв: «Во главе угла сегодня стоит вопрос эффективности»

25.02.2015 Олег Бочкарёв: «Во главе угла сегодня стоит вопрос эффективности»


На встрече со слушателями интенсивного спецкурса для кадрового резерва руководителей предприятий оборонно-промышленного комплекса «Стратегическое управление», разработанного Институтом экономических стратегий РАН при поддержке Коллегии Военно-промышленной комиссии РФ и Ассоциации «Аналитика», заместитель председателя Коллегии ВПК РФ Олег Иванович Бочкарёв ответил на вопросы руководителей предприятий отечественной «оборонки», связанные с импортозамещением и управлением инновациями.


В программу по импортозамещению попали почти все головные компании ОПК, но есть ведь и предприятия второго уровня. Какой механизм участия в этой программе будет предложен им?

Импортозамещение у нас состоит из двух частей. Первая программа уже утверждена Президентом Российской Федерации, и все приступили к её реализации — это замещение номенклатуры Украины.

Безусловно, эта программа немного проще, так как номенклатура Украины — это фактически номенклатура Советского Союза, и сильных изменений или внедрения новых технологий там за прошедшее время практически не было: использование этой номенклатуры было скорее традицией. Поэтому сейчас определены головные организации, в интересах которых реализуется эта программа, предприятия, которые должны эту номенклатуру заменить своей. Существуют вопросы, но они являются рабочими, и мы в контакте с Министерством промышленности и торговли, Роскосмосом, Росатомом и предприятиями ОПК эти вопросы отрабатываем.

Вторая программа более сложная — это импортозамещение номенклатуры производства стран НАТО. Эта номенклатура была доступна, достаточно удобна, современна и эффективна. Ценовые предложения были лучше, чем у отечественных производителей. Поэтому массовое применение элементов, компонентов, узлов, агрегатов производства стран НАТО достигло достаточно больших масштабов.

Сегодня, реализуя программу импортозамещения, мы ещё произведём своеобразный анализ: насколько серьёзно мы «подсели» на эту номенклатуру? Специалисты приводят по отдельным направлениям электронно-компонентной базы данные о чуть ли не 80-процентной зависимости. И это необходимо проанализировать не только на уровне головных компаний или предприятий второго уровня, но и на третьем и четвёртом уровнях кооперации. 

Мы критиковали с позиции ВПК программу импортозамещения по Украине, так как обнаружилось, что реальная степень кооперации была проанализирована недостаточно глубоко. Выявилось, что на третьем уровне не хватает какого-то уникального материала, клея или элемента. Такие недостатки головное предприятие может и не ощущать при первичном анализе, но кооперация это обязательно почувствует. 

Из-за элементарного отсутствия на рынке определенного вида песка может пострадать производство целого ряда образцов вооружения, военной техники. Поэтому как раз по номенклатуре НАТО мы очень настаивали на анализе со стороны головных компаний вглубь кооперации, минимум до третьего-четвёртого уровня.

Основная часть оборонных предприятий России — это акционерные общества, и они осуществляют закупки материалов и оборудования в соответствии с Федеральным законом № 223. Известно, что сейчас имеют место случаи, когда государственный заказчик отказывается принимать продукцию, произведённую на Украине, ссылаясь на постановление Правительства РФ № 1224 об ограничении доступа товаров из иностранных государств. Однако это постановление распространяется на Федеральный закон № 44. В Федеральном законе № 223 также предусмотрено право РФ установить преимущество товаров российского происхождения, но пока законодательно это никак не определено. Планируется ли развитие программы по импортозамещению элементов, произведенных на Украине, до выпуска соответствующего постановления правительства, законно запрещающего закупки у иностранных государств? И имеет ли возможность предприятие в рамках Федерального закона №223 пока делать закупки у иностранных государств?

Для меня большая новость, что кто-то запрещает закупать номенклатуру Украины. Это не так. Мгновенное импортозамещение произойти не может. Конечно, есть простая номенклатура, например металл. Металлургические комплексы России и Украины примерно одинаковы, и закупки металла на Украине определялись более низкими ценами. Поэтому есть прямой и быстрый вариант импортозамещения — купить металл у предприятий российского металлургического комплекса. Ведь на конкурс с металлом Украины выходят российские посредники, которые привыкли торговать этими металлами: торговые дома, дочерние предприятия и многие другие. 

Вы знаете, что металл не просто делается на территории Украины, — мы его там же и принимаем через военные представительства. У меня возникает вопрос: разве там ещё осталась наша военная приёмка? Они все уже давно уехали с Украины, и некому сейчас вести эту приёмку, в том числе и по металлу. И мы активно работаем по замещению в этом направлении. Но есть вещи более сложные: узлы, агрегаты, двигатели, газотурбинные установки и т.д. Это закупалось на Украине, и быструю замену сейчас произвести невозможно. Кроме того, что ко всей номенклатуре нужно переиздать документацию, нужно под эту документацию произвести образцы и провести испытания. Поэтому роли все розданы, везде стоят сроки по реализации импортозамещения по Украине — по самым сложным позициям эти сроки составляют максимум два с половиной года. Но работать нам надо и сегодня, поэтому мы не запрещаем приобретение комплектующих на Украине, и снабженцы так или иначе номенклатуру украинских предприятий достают.

Если же проблемы при приёмке возникают, то надо работать с заказчиком. Проблема, которую вы сейчас озвучили, лежит в области управленческой культуры. Нельзя взять и дёрнуть стоп-кран, поэтому при невозможности решить проблемы с заказчиками предприятиям следует обратиться в Военно-промышленную комиссию.

В прошлом году был организован Фонд развития промышленности — по сути венчурный фонд. Будет ли данный фонд развиваться или будут дополнительно формироваться подобные структуры для поддержки именно новых разработок — как со стороны Минпромторга, так и со стороны других структур?

Этот фонд — инновация, которая, будучи инициативой Министерства промышленности и торговли, была поддержана Правительством и Президентом в конце прошлого года. Все нормативные документы подготовлены, и такой фонд будет создан. Сейчас, конечно, стоит вопрос его бюджетного наполнения, не всё так просто складывается с деньгами. Но тем не менее это будет 30 или 50 миллиардов.

В ОПК по-прежнему главная задача — это выполнение госпрограммы вооружений, государственного оборонного заказа, который последние три года растет на 25% ежегодно и достигает более 1,5 триллиона рублей в год. Это огромные инвестиции, которые фактически формируют всю работу предприятий ОПК.

Кроме того, на развитие ОПК направлено действие 18 федеральных целевых программ. Финансирование первой из двух наиболее крупных ФЦП составляет 3 трлн руб. (60% бюджетных средств и 40% собственных средств компаний). Эта программа развивается, но будет видоизменена с 2016 г. Но те ФЦП, которые были начаты в период с 2011 по 2015 г., будут работать в старой конструкции. Предприятиям необходимо это учитывать, так как каждая госпрограмма по развитию ОПК сопровождает цикл развития планирования закупки вооружения и техники.

Вторая крупная ФЦП — это программа по стратегическим материалам. Мы при поддержке Минпромторга финансируем работы по решению материаловедческих вопросов, потому что крупные игроки не всегда заинтересованы в выпуске малых партий химической продукции и материалов. Программа завершается в 2015 г., а с 2016 г. начнётся новый этап планирования по этому направлению.

Действуют и другие программы, например субсидии на компенсацию процентных ставок предприятиям, которые работают на экспорт.

Если складывать все инвестиции, которые идут на развитие технологий, производства, на закупку оборудования в целом, то это составит около 250 миллиардов рублей в год только со стороны бюджета.

У нас есть программы, направленные на предупреждение банкротства, на поддержку и вытягивание предприятий, которые попали в сложную процедуру предбанкротного состояния и которые в силу разных причин сегодня соответствуют признакам банкротства.

Начал работать Фонд перспективных исследований. Бюджет этого фонда на следующий год составляет около трёх миллиардов рублей.

Сейчас легко добыть деньги, а вот людей, которые могли бы грамотно и эффективно использовать эти деньги, мало. Я не лукавлю. Это огромный дефицит, не случайно ОПК начинает наталкиваться на серьёзную критику со стороны Генеральной прокуратуры, Счётной палаты, наших уважаемых заказчиков. Вопрос эффективности стоит сегодня во главе угла. 

О.И. Бочкарёв со слушателями спецкурса для кадрового резерва ОПК
На снимке: 18 ноября 2014 года. Заместитель председателя Коллегии ВПК РФ О.И. Бочкарёв, Председатель Президиума Экспертного совета Председателя Коллегии Военно-промышленной комиссии РФ М.В. Ремизов, генеральный директор ИНЭС А.И. Агеев и представители Ассоциации «Аналитика» со слушателями спецкурса — топ-менеджерами ДВЗ «Звезда», «Зеленодольского ПКБ», ОАО «Камов», КБ «Луч», НИПТБ «ОНЕГА», ПО «СЕВМАШ», УПКБ «ДЕТАЛЬ», ЦКБ «Геофизика», ЦКБ МТ «Рубин», ЦНИРТИ им. акад. А.И. Берга, «Электросигнал», ПСЗ «Янтарь» и других крупных предприятий российского ОПК.


Скачать полную pdf-версию статьи >>>

Олег Бочкарёв: «Два-три управленца на одного рабочего — результат действий руководителей с низкой управленческой культурой» >>>

Интенсивный спецкурс для кадрового резерва руководителей предприятий ОПК «Стратегическое управление» >>>

Блиц-опрос руководителей предприятий  выпускников интенсивного спецкурса «Стратегическое управление» >>>

Полностью текст беседы опубликован в журнале «Экономические стратегии» №10 (126) 2014.

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.