Загрузка плеера

СОМНЕВАЕТЕСЬ В НАПИСАНИИ СЛОВА? ПРОВЕРЬТЕ:

Словари русского языка
www.gramota.ru


МНЕНИЕ:

07.06.2017 Татьяна Голикова: «К госслужащим должны предъявляться высокие требования»
Глава СП РФ в последнее время высказалась по многим вопросам, связанным с развитием российской экономики. Подробности – в материале profiok.com.


29.05.2017 МНЕНИЕ. О государстве и культуре, или Истерика как форма диалога
Ситуация с «Гоголь-центром», безусловно, неприятная. Но явно не совпадает по значимости с истерикой, которая наблюдается вокруг неё.


26.05.2017 МНЕНИЕ. Новый план по развитию экономики: выживет ли народ?
Правительство и администрация президента готовят план развития страны на ближайшие 10-20 лет. Намёков на заметное улучшение уровня жизни граждан не прослеживается.




05.04.2017 МНЕНИЕ. Производительность труда: фактор развития или сюр?
В последнее время руководство страны очень часто говорит о необходимости повышения производительности труда. Что это такое в современной России, как измерить этот показатель и зачем добиваться его роста?


06.03.2017 ФаКУльтатив. История с распространением наркотиков, или Об опыте общения с МВД
Видимо, «цифровой эфир» не воспринимается стражами порядка как что-то серьёзное, достойное внимания, несущее реальную угрозу. Всего лишь буквы на экране...


20.02.2017 МНЕНИЕ. До основанья, а затем… Об уроках февраля 1917 года
Столетний юбилей событий февраля и октября 1917 года – отличный момент для того, чтобы переосмыслить причины и уроки трагических событий, выработать единый и конструктивный подход к их оценке.


13.01.2017 Оценка квалификации: торопиться некуда? Инструкция для оптимистов
Закон «О независимой оценке квалификации» вступил в силу, но оценивать квалификации пока негде. Впрочем, для оптимистов мы написали инструкцию: что надо сделать, чтобы получить сертификат, подтверждающий квалификацию.


НАШ АДРЕС:

101000, Россия, Москва, Сретенский бульвар, д. 6/1, строение 1, офис 4.
Тел.: (495) 783-04-06,
          (495) 236-90-73,
          (495) 767-04-06.
Е-mail: info@profiok.com

Как нас найти?

Новости

Принципы управленца Рогозина, или Как превратить ОПК из «нахлебника» в локомотив

01.03.2017


Вице-премьер Дмитрий Рогозин 19 февраля принял участие в программе «Вечер с Владимиром Соловьёвым». Стенограмма часовой беседы дала экспертам ЦЭРС отличную возможность проиллюстрировать основные стратегические и тактические принципы, которых, на наш взгляд, придерживается Рогозин.

1. Своевременно замечать и анализировать угрозы

Принципы управленца Рогозина, или Как превратить ОПК в локомотивПо словам Рогозина, обороноспособность России на сегодня такова, что «никому в голову не приходит разбираться с нами напрямую». Однако расслабляться не стоит. «Кто бы ни приходил сегодня к власти в Вашингтоне, оборонщики и военные учёные очень внимательно к этому относятся и анализируют все заявления. Для нас это не пропагандистские заявления, для нас важно, что будет за ними – с точки зрения военного бюджета США, с точки зрения военных бюджетов стран НАТО, сателлитов Америки». По мнению вице-премьера, важно отслеживать все изменения в военной науке, технике и технологиях, чтобы «ни в коем случае не прозевать научно-технической революции, не остаться в ситуации, когда будем разводить руками, оставив наши армию и флот без современных вооружений». Дмитрий Рогозин привёл пример из истории Югославии, армия которой «была рассчитана на прежние войны» и не смогла противостоять вооружённым силам США, применившим дальнобойное высокоточное оружие. Так отставание в технологиях привело страну к катастрофе. «Если мы споткнёмся и что-то не заметим, если наши учёные, наши генеральные конструкторы не смогут создать что-то за меньшие деньги, чем американские конструкторы, жди большой беды», – сказал Дмитрий Рогозин. Вице-премьер заверил, что два миллиона «высокопрофессиональных, думающих патриотов», занятых в ОПК, делают всё возможное, чтобы наша страна, президент, правительство, министерство обороны могли «по достоинству ответить на любые угрозы».

2. Обеспечивать гибкость и создавать задел

Рогозин напомнил, что несмотря на санкции и недобросовестную конкуренцию со стороны США, Россия уверенно занимает второе место в мире по экспорту вооружений и военной техники. Напомним, что новая государственная программа вооружения, в соответствии с которой будет работать отечественная оборонка с 2018 по 2025 год, подразумевает создание наукоёмкого оружия, так называемых интеллектуальных вооружений. Отставание в области создания беспилотных систем, как показала операция в Сирии, уже позади: отечественные беспилотники отлично справляются с боевыми задачами. Но быстро догнать и перегнать мировых лидеров в других областях может получиться только при наличии соответствующего технического задела: сложную технику просто невозможно быстро создать «с нуля». Владимир Соловьёв поинтересовался у Дмитрия Рогозина, сможет ли Россия догнать западные страны в сфере производства авианосцев. Вице премьер ответил, что если глава государства и Генштаб решат, что России необходимо проводить военные операции на дальних морских театрах военных действий, в ОПК есть необходимый технический задел, то есть соответствующие проекты, наработки и технологии: есть проект авианосца водоизмещением 110 тысяч тонн, есть «МиГ-29К/КУБ» с особым «оморяченным» двигателем. Иными словами, при необходимости авианосец будет создан.

В плане гибкости и готовности к совершенствованию очень показателен пример спецоперации в Сирии. Дмитрий Рогозин рассказал, что вместе с нашими военными в зону боевых действий «отправились технологи и конструкторы», чтобы в реальных боевых условиях определить недочёты и тут же внести необходимые изменения в конструкторскую документацию.

3. Использовать системный подход и исключать «ручное управление»

Принципы управленца Рогозина, или Как превратить ОПК в локомотив

«Каждому из нас надо отстроить на том куске, за который мы отвечаем, систему, работающую без ручного управления. Чтобы там были люди, которые мотивированы и классно, высокопрофессионально подготовлены. Чтобы они болели за своё дело, чтобы им снились их станки и чертежи. Я верю, что это возможно, потому что имею честь иметь дело с такими людьми. Их большинство в том мире, в котором я живу и сам работаю», – сказал Дмитрий Рогозин.

Кроме того, следует понимать, что страна у нас большая, а потому консолидация данных, систематизация и оптимизация проектов, потоков и процессов способны делать чудеса. К примеру, даже если не думать о том, что медицинскую технику можно делать самим, давно уже можно было сообразить, что если не закупать оборудование отдельно для каждого региона, можно было бы получить скидку на оптовые партии – в масштабах страны это серьёзные суммы. Или, скажем, закупки судов и кораблей: до того, как Комиссия по импортозамещению стала контролировать и объединять заказы, процесс тоже происходил хаотично.

Системность подхода заключается ещё и в том, что руководству отрасли приходится действовать одновременно на всех фронтах – перевооружать армию, модернизировать предприятия, разрабатывать новые технологии, обеспечивать технологическую независимость (например, разворачивать отечественное станкостроение). Кроме того, нужно думать о ликвидации кадрового дефицита, учитывая, что подготовка кадров занимает много лет, а программы по их закреплению затрагивают сферу ответственности множества отраслей и ведомств.

4. Не бояться включать «ручное управление»

Никакого противоречия с предыдущим пунктом здесь нет. Возникают нештатные ситуации, появляются нестандартные задачи, в игру вступают новые игроки, на ходу изменяя условия. Зрелый руководитель должен быть готов в нужный момент прервать «естественный» ход событий и взять управление на себя.

«Я однажды президенту пожаловался, что всё приходится делать в ручном режиме. А он говорит: «Слушай, везде так». К сожалению», – посетовал Дмитрий Рогозин. Безусловно, нужно стремиться к отлаженной системе, работающей без сбоев. Но пока, увы, это недостижимый идеал. Более того, время от времени появляются «штучные» задачи, решать которые автоматически не получается – даже при наличии самообучающейся системы управления. Такой задачей стало, например, строительство космодрома Восточный. Это уникальный объект, амбициозная и критически важная для страны стройка, поскольку наличие собственного гражданского космодрома открывает перед Россией широкие перспективы. «Когда в 2014 году президент доверил мне лично отвечать за строительство, я обнаружил там колоссальные нарушения, – рассказал Дмитрий Рогозин. – Строители посчитали, что за огромные деньги можно работать «как обычно», как на любой большой стройке. Но «как обычно» не получилось». Напомним, что после того, как Рогозин выявил нарушения, связанные со строительством этого объекта, и наладил чёткое руководство, в течение полутора лет было построено то, на что отводилось четыре года. В итоге космодром, предмет национальной гордости, был построен. Первая очередь Восточного уже введена в строй. В конце текущего года будет начато строительство стартового стола для ракетоносителя «Ангара», откуда с начала 2020-х годов будут совершаться пилотируемые пуски к российской орбитальной станции. Так своевременно принятые в «ручном режиме» управленческие решения привели к появлению в России объекта, которым можно гордиться.

5. Не ослаблять контроль

Принципы управленца Рогозина, или Как превратить ОПК в локомотив

Вероятно, если бы строительство Восточного жёстко контролировалось с самого начала, сбоев и растрат можно было избежать. Итогом расследования нарушений, связанных со строительством космодрома, стало расформирование «Спецстроя», аресты и суды. Воровство на стратегически важном объекте недопустимо – как, впрочем, и любое воровство. «Тех, кто украл, посадили», – кратко прокомментировал ситуацию Дмитрий Рогозин.

Но контроль нужен не только для того, чтобы бороться с хищениями. Важно обеспечить эффективность расходования выделенных средств. «Гособоронзаказ живёт по особым законодательным нормам. У нас крайне жёсткий контроль за первой, второй, третьей, четвёртой степенью промышленной кооперации. Мы практически «до руды» смотрим, каково ценообразование, чтобы деньги не лежали просто так, – объяснил вице-премьер. – Это сложнейшая отстроенная система, которой, к сожалению, нет в гражданской экономике. Она позволяет эффективнейшим образом расходовать каждый рубль, вложенный в военную промышленность, в перевооружение армии и флота».

Структура военного производства такова, что «прокол» в одном звене производственной цепочки приводит к неприятным и крайне обидным последствиям. Вот как Дмитрий Рогозин прокомментировал недавнюю неудачу с запуском «Протона»: «Для того чтобы ракета вывела полезную нагрузку на орбиту и «всадила» этот спутник в то нужное место на орбите, надо, чтобы вся цепочка работала эффективно. Мы сделали классный двигатель первой ступени, отработали систему управления, создали надёжную ракету и так далее, но на одном из предприятий (Воронежский механический завод – profiok.com) происходит сбой – не меняется оборудование, платится такая зарплата, которая не позволяет набрать квалифицированных ребят. В результате какая-то бабушка перепутала припой, его припаяли не туда, куда нужно, а в итоге двигатели третьей ступени оказались аварийными. Сейчас более 70 двигателей мы отзываем обратно на завод, проводим перепайку, смотрим, чтобы никакого мусора не осталось в газогенераторе. Рассказывать просто стыдно! Делаем большое дело – и вдруг такая ошибка, поскользнулись и упали в одном конкретном месте». Заметим, что Дмитрий Рогозин не снимает вины с директора предприятия (он был сразу же уволен – profiok.com), но одновременно признаёт, что руководство отрасли не уделяло этому конкретному заводу достаточно внимания. Теперь ситуация будет исправлена, завод получит государственный заказ по производству энергетического оборудования и может повысить зарплаты, набрать квалифицированных специалистов, а значит, повысить качество продукции.

6. Готовить кадры и формировать кадровый резерв

Дмитрий Рогозин отметил, что в ОПК, как, собственно, и во многих отраслях, есть дефицит сотрудников среднего возраста (40-45 лет). Виной тому перестройка и лихие 1990-е годы, когда молодёжь не видела перспективы в научной деятельности или работе на предприятиях. Ситуация постепенно исправляется, на оборонные заводы и в конструкторские бюро приходит молодёжь и средний возраст сотрудников отрасли уверенно снижается. Правда, «провал» в сорокалетних специалистах никуда, к сожалению, не делся – есть молодые сотрудники и ветераны-пенсионеры. «Ещё четыре года тому назад самому молодому генеральному конструктору в Роскосмосе было 68 лет, – рассказал Рогозин. – И его нельзя взять и заменить на другого человека. Замену надо подготовить: вырастить парня в МАИ, МГТУ или МГУ, дать ему поработать со «стариками» и набраться опыта. Генеральный конструктор, директор завода – их просто так не наберёшь». (Напомним, что осенью прошлого года Дмитрий Рогозин обязал руководителей предприятий ОПК готовить себе помощников, «которые смогут подхватить знамя». Отныне наличие кадрового резерва – один из показателей эффективности работы оборонных предприятий – profiok.com).

Тем не менее, за последние несколько лет средний возраст сотрудников ОПК снизился на 3-4 года. «Это серьёзнейший прорыв», – считает Рогозин. Впрочем, проблема обеспечения отрасли квалифицированными кадрами пока не потеряла своей остроты – даже несмотря на то, что в Россию начали приезжать инженеры и конструкторы с Украины. Оборонные предприятия имеют базовые кафедры в вузах, приглашают на производство перспективную молодёжь. Зарплаты в отрасли не баснословные, но постоянно растут: скажем, в регионах это в среднем 40-50 тысяч рублей. «Зарплата должна быть выше, чем в среднем по региону», – убеждён Дмитрий Рогозин. Кроме того, вице-премьер считает, что для привлечения молодёжи и квалифицированных специалистов должны работать не только материальные, но и моральные стимулы. «В семье оборонщиков работать почётно», – заявил вице-премьер.

7. Не только отмечать недостатки и ставить задачи, но и гордиться успехами

Принципы управленца Рогозина, или Как превратить ОПК в локомотивСовременная российская оборонка – это 1350 заводов и два миллиона человек. Конечно, пока ещё не всё получается. Не все заводы успели модернизировать, не везде равномерна и предсказуема загрузка, где-то переразмеряны мощности, повсюду не хватает квалифицированных специалистов. Несовершенно законодательство – как минимум, требует серьёзных изменений закон «О гособоронзаказе». Продолжается действие западных санкций. Сохраняется технологическое отставание в ряде областей.

Тем не менее, российским оборонщикам есть чем гордиться. Дмитрий Рогозин напомнил, что недавно на заседании Военно-промышленной комиссии глава государства высоко оценил итог исполнения государственного оборонного заказа за 2016 год – почти 99 процентов. «Это говорит о том, что два миллиона человек, которые сегодня работают в оборонной, космической, атомной промышленности, очень дисциплинированно и ответственно относятся к поручению, которое дал им верховный главнокомандующий и весь наш народ», – объяснил Рогозин.

О том, как хорошо вооружена наша армия, Рогозин рассказывает с удовольствием. Вооружённые силы можно условно разделить на три вида. Первый – силы стратегического сдерживания – ракетные войска стратегического назначения, авиационная и морская составляющие. Эта часть вооружений модернизируется в приоритетном порядке, разрабатывается новое ракетное вооружение. Советские ракеты, остающиеся пока на вооружении, по словам Рогозина, «очень надёжны». В целом, как заверил Дмитрий Рогозин, «сегодняшняя, завтрашняя и послезавтрашняя» противоракетная оборона США не представляет для нас серьёзной военной угрозы: «мы разорвём эту оборону». Только за 2016 год произведено 186 вертолётов и 109 боевых самолетов, создан суперсовременный лёгкий истребитель МиГ-35.

Вторая группа вооружений – по сути, традиционная армия. Это артиллерия, танки, пушки, словом, как пояснил вице-премьер, «картинка, которую вы видите на параде». Россия может гордиться новыми танками «Армата», современными системами залпового огня с увеличенной дальностью и точностью поражения, противотанковым оружием – «Метисами» и «Корнетами», которые «расходятся на экспорт, как семечки». Кстати, об экспорте оружия. Дмитрий Рогозин пояснил, что экспортируемые из России вооружения сделаны так, что не могут быть использованы против нас.

Третий вид – вооружения, предназначенные для оснащения сил быстрого реагирования. Здесь у России есть новая оптика и средства связи, системы радиоэлектронного поражения, современные шлемы, жилеты и стрелковое оружие. О том, как работают наши «вежливые люди», слышали абсолютно все.

Словом, у оборонщиков есть как множество поводов для гордости, так и огромный перечень нерешённых задач. «Хочу сказать, не жалуясь, что это всё очень сложно. И хаять не надо. Если что-то у нас не получается, это не значит, что мы не переживаем. Но мы это сделаем: за меньшие деньги, с большей эффективностью сделаем Россию сильной и уверенной в себе!» – заключил вице-премьер.

8. Находить применение технологиям и интеллекту

Принципы управленца Рогозина, или Как превратить ОПК в локомотив«Военный заказ – он капризный: когда-то больше, когда-то меньше. Сейчас мы перевооружим армию и флот в достаточном количестве, а дальше надо будет только поддерживать уровень», – признаётся Рогозин, добавляя при этом, что если уж «мы раскрутили за счёт военных заказов технологии, интеллект и само производство», то высвободившиеся мощности нужно «немедленно переводить на выпуск высокотехнологичной продукции».

Помимо очевидных сфер вроде развития рядом с военным гражданского авиа- и судостроения, есть немало других областей, где могут быть востребованы возможности современных российских оборонных предприятий. Летом 2016 года в Туле прошло совещание, посвященное разработке вариантов сотрудничества предприятий ОПК и медицинской промышленности. Выяснилось, например, что наша страна ежегодно закупает за рубежом медицинское оборудование на сумму 250-350 миллиардов рублей. Российским оборонщикам вполне по плечу производство рентгеновских установок и томографов, зажимов и скальпелей, кювезов для детей и разнообразных протезов. «Мы это всё умеем и можем сделать на нашем высокоточном оборудовании, с нашими мозгами, – считает Рогозин. – Качество будет точно не хуже, чем у импортного оборудования, а где-то, может быть, даже лучше, потому что у нас работают толковые ребята!»

«С такой мощной боевой авиацией, с такими конструкторскими бюро, с такими заводами, которые мы за последние несколько лет подняли и перевооружили, стыдно не сделать что-то для «гражданки», – говорит Дмитрий Рогозин. Процесс уже начался: через несколько месяцев поднимется в небо новый пассажирский магистральный самолет МС-21, который со временем заменит импортные Boeing и Airbus. Через пару лет появится новый самолёт на базе Ил-96, вот-вот поднимется в воздух новый Ил-114, который, по словам Рогозина, станет «любимчиком наших пассажиров». Военные корабелы готовы делать рыболовные суда и круизные лайнеры, добычные платформы и газовозы.

Сегодня доля гражданской продукции, производимой российскими оборонными предприятиями, составляет от 15 до 18 процентов. Через несколько лет этот показатель должен достичь 50 процентов.

«Страна должна иметь ответ на вопрос, почему она должна тратить большие средства на оборону, обеспечивая свои вооруженные силы всем необходимым», – убеждён Дмитрий Рогозин. У него есть готовый ответ: если армия хорошо обучена и вооружена, если флот оснащён всем необходимым, то против таких вооруженных сил никто не захочет воевать. Конечно, на развитие оборонки и сохранение обороноспособности страны тратятся средства, но всё, что при этом создаётся лучшими учёными, конструкторами, технологами и рабочими, может и должно найти применение в гражданской сфере. В этом случае, по словам Дмитрия Рогозина, ОПК никогда не станет «топкой для сжигания бюджетных расходов».

Комментарий profiok.com

Разумеется, управленческий арсенал российского вице-премьера не исчерпывается принципами, перечисленными выше. Как бы то ни было, сам факт часового присутствия Дмитрия Рогозина в телеэфире выполнил, на наш взгляд, очень важную популяризаторскую функцию. Если у руководства страны есть необходимость секвестировать жизненно важные статьи бюджета в пользу развития оборонки, если ОПК остро нуждается в притоке талантливой молодёжи, если отрасли нужна народная поддержка и если не одобрение, то хотя бы понимание, лучшего решения не найти. Всё-таки в СМИ нужно не только рапортовать о совещаниях и пересказывать решения руководства, но и показывать «человеческую» сторону, объяснять и разжёвывать, предъявляя народу руководителей, за которыми хотелось бы идти.

В «Вечере с Владимиром Соловьёвым» мы все увидели обаятельного, честного, умного и романтичного Рогозина, отдавшего внука в суворовское училище, переживающего за страну и оборонку, понимающего, что, зачем и как нужно делать, готового идти до конца и окружённого такими же уверенными и энергичными единомышленниками. Насколько всё это было искренне – не нам судить. Но профессионально – однозначно.

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.


История вопроса. Публикации profiok.com по этой теме:

  • Российские оборонщики: нужно работать на перспективу!

  • Дмитрий Рогозин: «Сила России в её собственной индустрии»

  • ОПК: системный подход как путь к лидерству

  • ОПК: тернистый путь к диверсификации

  • ОПК: гособоронзаказ не вечен, что дальше?

  • Дмитрий Рогозин: «Мы должны включить свой интеллект и локти»

  • ОПК: полёт нормальный, перспективы хорошие

  • Владимир Путин: «Задачи по обеспечению обороноспособности страны могут и должны быть выполнены»

  • Кадры для ОПК: каким должен быть руководитель оборонного предприятия?

  • Российские «оборонщики»: бальзам на сердце, когда понимаешь, что наша страна что-то может!

  • Дмитрий Рогозин: «Оборонная промышленность – это вопрос не завоза нового оборудования, а вопрос человеческого потенциала»

  • Защита «оборонщиков», или Неформальный подход к развитию управленческих компетенций

  • Роланд Шарифов: «Российская оборонка переживает период обновления»

  • Юрий Смыслов: «Отечественная оборонка в новом качестве ещё только формируется»